«Абьюзер»

Общая психология

Все началось с того, что Владимир Петрович полюбил странные шутки. Такие, которые обычно нравятся первоклашкам. Он с удовольствием произносил слово «кака» и заливисто хохотал. Его юмор сразу оценил шестилетний внук Степка. Домашние поначалу закрывали на странности деда глаза. 

Владимир Петрович, который тридцать пять лет душа в душу прожил со своей Клавдией Ильиничной, внезапно стал ревнив и подозрителен. Придет жена из магазина с пакетами, а он сразу к ней. Хватает батон, раздирает его зубами, жадно глотает. И на жену смотрит недобро.

— Опять к мужику своему ходила?

Клавдия вначале смеялась. Потом злилась. Пробовала воззвать к разуму своего супруга. Все без толку! Владимир Петрович продолжал свои выходки.

Ревнивцу всюду чудились враги, которые масляными глазками окидывают фигуру супруги и подмигивают, подмигивают, этой глазной морзянкой как бы назначая Клавдии тайные свидания.

Дальше — больше. Владимир Петрович повадился съедать все содержимое холодильника, игнорируя потребности других членов семьи. Он смело выпивал полкастрюли холодного борща, бросал в рот кусок-другой говядины, вылавливая их руками, затем вгрызался в колбасу, которая попадалась ему на глаза — и так несколько раз за день. 

Очень любил сладкое. Так любил, что мог выхватить мороженое из рук внука Степки или, что уж совсем нехорошо, угоститься мороженым у незнакомого человека на улице. 

Клавдия Ильинична была в растерянности. Человек нелепо ревнует свою жену, которой за шестьдесят, и пожирает мороженое прямо с оберткой — с таким к участковому терапевту не пойдешь. 

Может, диабет? Спросила у соседки, что полжизни была на инсулине — та развела руками. Мол, всякое бывало, но мороженое с оберткой никогда не ела. Пить хотелось все время — это да. Но и то, пока лечиться не начала. 

Тогда Клавдия открыла интернет. В нем она находила ответы на самые сложные вопросы, когда не помогали советы умных людей. Интернет помог ей победить кротов на дачном участке и спасти голубику, которая никак не хотела плодоносить. Что, если и тут поможет? Ввела запрос: «Муж ревнует много ест и глупо шутит.»

Ответ нашелся сразу.

Так Клавдия Ильинична узнала, что живет с абьюзером. 

Абьюзер умеет таить свою истинную сущность, завлекая жертву в сети бытового рабства. И ловко манипулирует ее чувствами, заставляя плясать под свою дудку. Так было написано в той статье. Да, это вам не кроты на даче…

Клавдия Ильинична задумалась. В статье советовали обратиться к психологу. Но вначале — бежать от абьюзера, спасая себя и детей. Ребенку Клавдии было далеко за тридцать. Он жил в отдельной квартире с женой и сыном Степкой, а значит, ему ничего не угрожало. Стало быть, нужно спасаться самой?

Клавдия Ильинична решила пойти в родную поликлинику. Психолог там не принимал, зато по счастливой случайности был свободный талончик к терапевту.

Клавдия нерешительно открыла дверь в кабинет. Доктор была не одна — обсуждала что-то с неврологом. 

Клавдия извинилась и без особой надежды решила уточнить, могут ли ей здесь помочь, если муж — абьюзер.

Терапевт улыбнулась. Невролог собралась было уйти, но вдруг остановилась и внимательно посмотрела на посетительницу. Клавдия рассказала все.

Улыбка у терапевта куда-то исчезла. А невролог и вовсе нахмурилась. Сказала:

— Приводите своего абьюзера ко мне на прием. Посмотрим.

И завертелось: анализы, МРТ, консультации врачей… Психолога среди них отчего-то не было, как и советов бежать от абьюзера со всех ног.

Зато через месяц появился диагноз: болезнь Пика. «У вашего мужа деменция» – сказала невролог. И добавила, что ей очень жаль. Потому что это необратимо. Мужу дадут группу инвалидности. Дальше будет только хуже, это, к сожалению, не лечится…

Есть дефектные гены, которые в определенном возрасте запускают этот недуг, меняют биохимию мозга, заставляют отмирать нервные клетки. Страдают лобные доли — они отвечают за разумное поведение, волю и самоконтроль. Поэтому-то и появляются скабрезные шуточки, странное поведение, а личность рушится. Человек сначала становится будто неудачным шаржем на самого себя, а потом, по мере прогрессирования болезни, и вовсе утрачивает свою индивидуальность, свой особенный характер. Так портрет человека подменяется портретом болезни…

Владимира Петровича не стало через три года. 

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий