Быдло. Рассказ. Дмитрий Куприянов.

Общая психология

Ранним утром меня будит Павлик и сразу сует мне таблетки. Я проглатываю две, смотрю на него злыми глазами. Не понимаю — зачем он меня разбудил и где я нахожусь. Он говорит мне про то, что может докинуть меня до дома. А потом ржет, видимо, над моей спящей и свинячьей рожей. На что я отвечаю кивками головы и мычанием. А сам так зол на него и на свою голову, которая сильно болит, что не могу ничего понять. Я приподнимаюсь и сажусь на кровать. В коридоре вижу какого-то урода. Потом вижу, как к нему подходит напарник.

Через 15 минут я еду в машине с Павликом. Мое окно полностью открыто. Мне нравится, что я мерзну от этого холодного ветра. К этому моменту я уже припомнил практически все моменты прошедшей ночи. И мне кажется, что я вел себя отвратительно. Думаю, что наговорил разной херни и много лишнего. Поездка проходит для меня незаметно и через несколько минут я оказываюсь возле дома. Взяв пару сигарет у Павлика, я иду домой. А там падаю на кровать и засыпаю.

Просыпаюсь от какого-то грохота за окном. Чувствую, какую-то тяжесть и, что вставать неохота. Я продолжаю валяться, со временем понимаю, что за окном играет оркестр.

Когда этот урод ударяет в тарелки, моя голова, словно раскалывается на две части. Я накрываюсь подушкой, одно ухо ложу на простынь, а другое затыкаю пальцем. Звук становится тише, но голова продолжает стучать. В добавок, так лежать не вполне удобно. Я встаю и иду на кухню за таблеткой. Глотаю две и запиваю водой из под крана. Чувствую, что ходить мне сейчас противопоказано. Потому что при ходьбе голова качается. Я ложусь на прежнее место и накрываю больное место подушкой. Оркестр перестает играть и мне становится немного лучше. Я думаю про вчерашнее и ужасаюсь. Не понимаю, зачем нужно было так напиваться.

Я закрываю глаза и расслабляюсь. Вижу, как я бегу в стрингах по Гагарина. Как Павлик подбегает к мужику и стреляет у него сигарету. Потом бежит к каким-то телкам, орет им разную чушь. Я бегу большой рысью и ржу все это время. Ору ему разную хрень матом.

Раздаются удары тарелками. Я готов выбежать и расстрелять их всех. Голова раскалывается. Я встаю с кровати и иду в туалет. Там закрываю дверь. Сажусь на табурет и прислушиваюсь. Удостоверившись, что звуков не слышно — я успокаиваюсь и закрываю глаза. Боль немного утихает. Думаю, что это ненормальное состояние — бегать с голой задницей по улице. Что от этого не могло получится ничего хорошего. Что это неправильно и нельзя себе позволять ничего подобного. Хотя бы потому что это очень плохо. Думаю, что я был похож на прыщавого подростка, который делает все что ему вздумается и при этом не задумывается о последствиях, которые могут быть — плачевными.

Не понимаю, что тогда со мной происходило. Словно это был другой человек. Хотя, все, что происходило, я отчетливо помню. Это не был припадок сумасшедшего, ни приход наркомана. Думаю, что я в любой момент смог бы остановиться, если бы посчитал это нужным. Так, я позволял себе это делать, потому что это мне нравилось. Странно, что такая херня может нравиться. И я думаю, что в принципе в этом нет ничего такого в том, что два урода решили пробежаться. Есть конечно что-то в том, что они были практически голые.

Я думаю, что как раз это, мною и двигало. Не ягодицы Павлика, бегущего впереди, к счастью. А то, что в этом есть отступление от привычного поведения, от нормального, того чем все мы в обычной жизни занимаемся. Думаю, что как раз из-за этого оно нам так все надоедает.

Бегать с голой задницей — это конечно же не лучшее занятие. Но, думаю и оно лучше того, что со мной обычно происходит.

Я не помню своей отдышки, усталости. Помню, что мне хотелось бежать все быстрее и быстрее. Может — от стыда, а может — от того, что это мне просто нравилось и доставляло удовольствие. Хотя, наверное, было и то и другое и еще что-то. Очень непривычно и очень весело.

Читайте также:  Про опасные и полезные обиды. (Крик души).

Я встаю с табуретки, умываюсь. К моему глубочайшему сожалению, замечаю, что голова пухнет от тяжести. Я иду за сигаретой, прикуриваю. Наконец вижу, что происходит на площадке перед домом. А именно, полтораста мужиков в форме, машины и играющий оркестр. Здоровенный мужик идет справа от музыкального коллектива и ударяет в тарелки. При каждом его взмахе моя рожа дрожит и корчится. Думаю, открывать окно — самое последнее, что стоит делать. Потому — иду курить в туалет. Мне кажется, что это кошмарное утро.

Думаю, если принять душ и позавтракать, то настроение улучшиться. Так и делаю. Меняю трусы на нормальные. Пью чай с бергамотом, медом и свежей булкой. Мне кажется, что все не так уж и плохо. Затем наливаю кофе и хожу с ним по квартире. Набираю номер Шарлоты, думаю, что она рассмеется в трубку и развеселит меня. Так и происходит. Хотя, сначала, мне кажется, что я позвонил в маленький дурильник. Потом узнаю, что это от того, что она рада меня слышать. Мы разговариваем с ней. Я узнаю разные новости. В основном, ненужную для меня информацию. Но, иногда она меня удивляет и веселит. Через пол часа она уходит менять прокладку, и мы с ней прощаемся.

Я иду к окну и сморю на этих уродов. Чувствую себя неловко от чувства, что они все на меня пялятся. Наверное, из-за этого я начинаю махать им, а потом что-то изображать. Думаю, еще снять штаны, залезть на подоконник и показать им жопу. Что было бы весело. Но потом мне кажется, что это будет уж перебор. Слишком много событий в последнее время. Да еще и злопамятные они.

На часах 15:34. Я выхожу из дома, чтобы купить что-нибудь пожрать, и еще прогуляться. На улице сухо. Солнце светит мне в лицо. Я кривлю рожу, а потом чихаю. Ненавижу эту солнечную аллергию. Иду и смотрю себе под ноги. Думаю про этот уродливый двор и про то, что в нем никогда ничего не происходит.

Я выхожу на Проспект. Вижу различное быдло на остановке. Отворачиваюсь и бреду по аллее. Чувствую легкий озноб и глотаю сопли. Думаю, что заболевать никак нельзя. Потому что насморк, горло и температура ведут к плохому настроению, а оно к депрессии. Которая никак ни кстати, ведь у меня и так жизнь — сплошная депрессия. Я закуриваю сигарету. Медленно вдыхаю дым. Чувство — хорошо. Хочется побыть одному и подумать о чем-нибудь. Я смотрю по сторонам. Вижу даму с морщинами, гуляющую с мини собачкой. Думаю, что этой бабуле многого не надо, не то, что мне. Все мини. Собачка, от которой не летит шерсть, пенсия в 5 р, теплые носки, хороший стул и мягкая постель. Все, как-то тихо, мягко и грустно. На последнем издыхании. Так, словно уже не живешь.

Я еще раз оборачиваюсь и смотрю на эту пару. Мне становится смешно от того, как они смотрятся вместе. Думаю, что там не собака, а даже погладить нечего. Того гляди — раздавить можно, или сделать инвалидом.

Я медленно вдыхаю дым и иду дальше. Смотрю на падающую листву. Создается непонятное ощущение из ниоткуда. Впереди никого нет, по сторонам тоже. Я один. И вокруг тихо. Листва падает. Я думаю, что вокруг очень красиво. Как-то неожиданно красиво. Потому что я не ожидал ничего подобного здесь увидеть. Я иду дальше. Чувствую, что у меня нет настроения, наслаждаться этой красотой. И непривычно воспринимать ее. Потому что ее в принципе не должно здесь быть. Потому что, почти центр города и рядом едут машины — все быдло торопиться зарабатывать деньги. А значит здесь не место этой красоте.

Я прохожу эту аллею, пересекаю дорогу. Оборачиваюсь и вспоминаю, что мне была приятна эта неожиданная красота. Иду дальше. Медленно вдыхаю приятный сигаретный дым. Мне кажется, что он меня убьёт когда-нибудь. Я дохожу до киоска, там покупаю пачку. Продавщица мне говорит о том, что мне пора бросать курить. И, что по статистике в России от рака легких ежегодно умирают от 100 — 150 тыс. человек. Мне не нравится ее ненормально счастливая рожа. Думаю, что так может торговать только сумасшедшая. Я жду сдачи. В ответ слышу что-то про вырубающиеся леса в Бразилии и про детей без игрушек и их родителей. Что мои деньги не пропадут безлесно, помогут нуждающимся. О том, что не надо быть равнодушным к тому, что происходит вокруг нас. А иначе будет слишком поздно, чтобы что-то менять. Все это время она смотрит на меня не реальными, печальными глазами. Я думаю, хер с ними с тремя рублями. Улыбаюсь ей и желаю удачи во всех ее позитивных начинаниях. Когда отхожу от киоска, оглядываюсь по сторонам. Думаю, что мир сходит с ума. Не понимаю, что это, только сейчас было.

Читайте также:  Как "правильно" ревновать? Ревность- это признак любви или неуверенности в себе

Я раскупориваю пачку, прикуриваю и иду дальше. Все еще не верю в произошедшее. Оборачиваюсь и вижу, как на том же месте стоит пацан с загруженной рожей. Думаю, что он сейчас все это выслушивает. Мне становится весело. Так, что я улыбаюсь. Чувствую, что мир сошел с ума.

Я иду и смотрю по сторонам. Вглядываюсь в лица прохожих. Замечаю, что в них ничего кардинального не изменилось. Но, какие-то изменения все-таки есть. Мне кажется, что некоторые надо мной смеются. Украдкой, практически незаметно. Я думаю, что они каким-то образом в курсе того, что я вытворял вчера ночью. Или, просто им смешно от моей сонной рожи.

Я медленно вдыхаю дым сигареты. Он мне противен. Я смотрю на сигарету и вижу в ней грязь, ад. С недовольной мордой засовываю ее в рот, словно смиряясь со своей участью. Продолжаю идти в том же направлении. По пути встречаю влюбленные парочки, которые мило целуются и редких прохожих, которые с любопытством смотрят на меня. Мне это катастрофически не нравится. Хочется быть невидимым, а лучше — остаться наедине с самим собой. Я поворачиваю на параллельную дорогу, там, где никого нет.

Я чувствую, что устал. От жизни, в которой ничего непонятно и не ясно. От сигарет, которые меня травят день за днем. Думаю, что я нахожусь в каком-то состоянии. Но не понимаю, как из него выйти. Постоянно ищу ответы и думаю, что это позволит найти выход. Но не нахожу. Словно, оно и есть — жизнь, никчемная и никому ненужная. Думаю, что это состояние, чем-то похоже на невесомость. Из-за того, что все так же воздушно, нелепо смотрится и летит в разные стороны. Непонятно. Куда? Зачем? Я не понимаю, что я там делаю. То есть, здорово пребывать в таком состоянии определенное время. Не ощущать собственного веса, парить в воздухе. Получать удовольствие от того, что все безмятежно, беспроблемно. Но все бы ничего. Было бы весело, жить просто так и наслаждаться всем, ни о чем не задумываясь. Бухать дни напролет, мотаться по клубам, по хатам, по друзьям. Но я чувствую, что это не для меня. То есть, не то, что мне это совсем не нужно и противно. Нет. Я получаю большое удовольствие от общения и от всего прочего. Но мне не нужно это постоянно. Мне нужно еще что-то кроме этого. Что-то определенное. Так, чтобы я опустился на землю. Чтобы предметы не летали просто так, неизвестно куда и зачем. А в них появился смысл, назначение и применение. Потому что они являются средствами к достижению цели, которая и является смыслом твоей жизни.

Думаю, это здорово, когда есть смысл что-то делать. Вставать утром с постели. Не для того, чтобы поехать на сраную работу, потому что нужно вставать и пиздрячить на сраную работу. А вставать утром только потому, что тебе просто хочется. Потому что ты знаешь, что можешь сделать в этот день то, что доставит тебе удовольствие, то, что тебе действительно важно. Здорово делать что-то, что действительно тебе нужно. Ни кому-то другому, а только тебе. Что-то твое, особенное. Что действительно важно для тебя. Потому что смысл жизни, по своей сущности, не может быть для тебя негативным. Он приносить один позитив. Хорошее и замечательное настроение.

Полет, быстрый, волнующий, захватывающий. Высоко — высоко в облаках и дальше. В космосе и в сверхкосмосе. Далеко — далеко в небесах, за горизонтом и дальше. Не на земле, не в грязи и не в пыли.

Читайте также:  Будет ли мужчина общаться с женщиной если она ему не нравится? Психология

Я думаю, что это и делает из быдла человека. С двумя ногами и двумя руками. С головой, в которой находится мозг, с туловищем, в котором находятся органы. С пиписькой, с жопой. Я думаю, что я не селен в анатомии. Но думаю, что такой сложный организм, который создавался путем эволюции. Тысячи и тысячи лет. Предназначен не только для того, чтобы рыгать на диване поглощая пиво. Не для ответа на все вопросы: «Ну хуй знает», или «Какая разница». А для многого. Для деятельности. Для полета. Для смысла жизни.

Я закуриваю еще одну сигарету. Не знаю, как можно курить эту гадость и, как мне сделаться человеком. Я хочу выбросить ее и побежать, быстро — быстро, далеко — далеко, куда-нибудь во Францию, на Лазурный берег к чайкам.

Помню в детстве я бегал, то с ножиком, то с тюбиком клея. Иногда и с тем и с другим. Было все весело. (Не знаю, каким чудом не подох среди этого веселья). Я помню, как представлял себя бандитом, наркоманом, шпаной. (Так было модно, и все мы так делали). Мне нравилось играть в кого-то другого. (Получалось, иногда, довольно убедительно). Проходило какое-то время, что-то происходило. Я менял свой образ, увлечение или еще что-то. Мне, как и любому подростку, хотелось приключений, адреналина, уважения. И еще много чего. Теперь я понимаю, что за неимением своей жизни я напяливал чью-то другую. И получал от этого непонятные эмоции. Не свои, а чьи-то чужие. И не знал, как к ним относиться. Раздвоение личности — так это называется. Думаю, просто не было момента в моей жизни, который сильно поспособствовал бы формированию характера, мыслей, чувств. Так, в основном и происходит со всеми. На кого-то воздействуют родители, на кого-то улица, на кого-то еще что-то. Я не помню чего-то особенного. Если мне было плохо дома — я шел на улицу, и наоборот. Не произошло, ничего особенного. Все было как-то тихо, спокойно. Не требовало от меня действий.

Думаю — это было такое время. Когда ничего не было понятно. Не только мне — малолетнему, но и взрослым. Вокруг все рушилось. Стереотипы, мысли, смыслы. Мир принимал другой образ. С другими ценностями и понятиями. Я не знал кого слушать. Рядом не было человека, кто бы мне объяснил, что хорошо, а что плохо. Кто бы мог меня наставить на какой-нибудь путь. Рядом было полно народа, такого же как и я — потерявшегося. Потому, мне предоставлялось самому сделать выбор. Выбрать, из всей этой кучи говна то, что мне нужно. А остальное выбросить. Проблема была в том, что я не знал, что выбросить. И потому, со временем, в голове собралось столько говна, что я не знал, что с ним делать.

Я закуриваю сигарету, перехожу через дорогу. Не смотрю на быдло — они мне не интересны.

23 года меня, словно, нет. Я чувствую, что устал. Устал от всего этого.

Я медленно выдыхаю дым, тяжело вдыхаю противный токсичный воздух. Словно немею. Ощущаю, что ноги, словно каменные. Они не хотят идти.

Я прожил столько лет не зная зачем и почему. Словно ничего не делал все это время. Я понимаю, что мне нечего вспомнить. Я знаю, что мной ничего не сделано. Я соглашаюсь, что я пустой. Как звук, как пшик и нету. Словно его и не было. Что нет ничего, что мне дорого. Что нет ничего, что я люблю. Нет ничего за что бы мне было стыдно. Нет того, чего бы я хотел всей душой. И еще много чего, до чего мне нет дела. Я пустой.

Я медленно вдыхаю дым. Останавливаюсь возле подземного перехода. Я вспоминаю, как бегал здесь в детстве. Покупал на рынке жвачку с вишневым вкусом за 50 копеек и конфеты. Сейчас, на этом месте строят комплекс. Мне обидно. Я смотрю на слово Семья на здании, на знак Ты и я и не знаю, что они означают.

#книга #психология #смыслжизни #молодые #мысли

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий