Для чего нужно признавать свою вину и прощать самих себя?

Общая психология

Фото с сайта https://placepic.ru

Наталья была девушкой такой неземной красоты, что у мужиков дыхание перехватывало. Волосы цвета воронова крыла до пояса — свои, ни разу не крашеные, прямые и тяжелые, предмет зависти сначала одноклассниц и одногруппниц, а потом и всех коллег женского пола. Глазищи — зеленые, как у кошки. Кожа, белая, молочная, гладкая, к двадцати пяти годам не знавшая косметики, потому что своей яркости хватало. Фигура — словно Артемида ожила.

Мужики вились, как трутни над клумбой. Кому-то везло. Чаще, почему-то, женатым. Наталья не отрицала связь с женатыми мужчинами, более того — большинство ее избранников были именно такими: постарше, имеющие либо семьи, либо постоянные отношения. Она при них была как придаток. Нужна — позвонят, заберут, развлекутся. Потом ее домой, сами — к семье.

Наталья плакала. Понимала, что ее используют. Стискивала зубы и страдала, причем упорно. Потому что ни одни из таких отношений — с женатым мужчиной, который вытирал о нее ноги — не были случайными, проходными. Они всегда сопровождались либо влюбленностью, либо, что хуже, любовью до исступления с ее стороны. Чуть не до резаных вен.

Потом бежала в церковь. Был у нее один секрет. В шестнадцать лет случился. Ей шестнадцать, парню столько же — он испугался, конечно. Парни в шестнадцать сильно пугливые, чего с них спрашивать. Папа у Натальи был суровый майор внутренней службы, рукоприкладством иной раз занимался. В общем, пошла она тогда в больницу, да от секрета и избавилась.

А теперь ходила в церковь. Все прощения просила за грех свой, да счастья. Подойдет к иконе — и просит. Чего просит и сама не знает. Винится — плохая я, плохая, ты меня прости, дай мне сына или дочку.

А он не давал.

Артем женат не был. Он с Натальей познакомился в сети, да и заболтал ее. Обаятельный парень, чуть ее постарше — 32 года. Умный, добрый, неженатый. Ухаживал красиво, по-мужски. Наталья сомлела. Через неделю устроила первую истерику — ни на чем, просто с остервенения. Взбесила ее положительность ухажера. Артем не понял истерики, но со свойственным ему великодушием пережил, перетерпел, поступил по принципу французов: "Если женщина неправа — попроси у нее прощения". Попросил. С цветами. Она лилии любила, белые. Он привез охапку.

Читайте также:  Мужские манипуляции. Распространенное поведение,на которое сразу стоит обратить внимание, если от природы вы нежная и доверчивая

Потому что втрескался — словами не описать. Когда губами к ее губам прикасался, глаза ее ведьминские из зеленых желтыми становились. А у него ноги подкашивались. Как ей лилии не дарить? Как на нее сердиться?

И пошло-поехало. Наталья умом понимает, что вот он — принц на черном RAV-4, и что ТАК ее до него никто не любил и не будет; а сделать с собой не может ничего. Бесит он ее и все тут. Заботой своей бесит, добром своим бесит. Тем, что не пользуется, а любит — бесит! И тем, что сына и дочку хочет — тоже бесит! Тем, что не бежит к законной жене — вообще из себя выводит!

Полгода так прохороводились. Скандал на скандале. А потом дала она Артему отставку. Окончательную и бесповоротную. Он на нее собачьими глазами смотрел, мало что не плакал. А ей и все равно.

Тем более, что начал к ней подкатывать на работе один пассажир. Как водится — женатый, да еще и ребенок маленький. Вполне ее типаж. Есть о чем переживать, жизнь интересная, с огоньком! Пострадать можно, помучиться!

Год мучилась. Опять чуть не до резаных вен — и снова в церковь каждую неделю. Стоит и просит прощения.

А потом избранник ее взял, да и послал ее легко и просто. Так и сказал: надоела ты мне, Наташка, пуще горькой редьки, иди ты на фиг.

Ох, как худо было… В зелено-желтых глазах черным-черно. Света белого видеть не хочется и даже до церкви ноги не несут. Выла, ногтями стенку царапала. Сама не думала, что так сильно прикипела к женатому.

Читайте также:  Умение давать и получать. Советы для женщин

А тут Артем. В "Одноклассниках". Пишет — давай кофе попьем? Соскучился я, вот правда.

Согласилась. Увиделись. Глаза у него — как были влюбленные, так и есть. Она это видит. Понимает. А внутри кипит, клокочет, и ничья ей любовь не нужна вовсе, потому что изранено всё внутри, не отболело еще.

Разговорились. Она так по-честному взяла, да и вывалила всё Артему. От своего секрета, что в шестнадцать лет случился, до сего дня. Он сидел, слушал. О каждом ее хахале слушал. Подробно. А ей на него было… В общем, ей на него и на его эмоции было плевать с высокой полки.

Представляете, каково ему было слушать описание всех ее влюбленностей, всех ее отношений за 10 лет? Каково понимать, какое место он занимал в иерархии? Он ведь действительно ее продолжал любить — иначе, конечно, чем в то время, когда они встречались, но любил. И любому мужчине, я думаю, больно слушать про то, как его возлюбленная с тем, и с тем, и еще вот с тем.

Артем психологом был системным. Неплохим. Он ей в тот вечер рассказал, почему у нее вот такая беда: что ни любовь, так попадается гад какой-нибудь, а как встречает нормального парня — так ноги об него сама вытирает, не может с нормальными.

А потом ушел. Знаете, я, хоть и противоположного пола, хорошо его понимаю. Какая бы любовь ни была — но после таких рассказов неизбежно в постели будет не двое, а целая компания. Не всякий мужик такое вынесет, каким бы психологом не был.

Все было просто до банальности. С шестнадцати лет Наташка никак не могла принять тот простой факт, что в избавлении от своего секрета виновата она одна. Сама. Винила она своего тогдашнего сопливого ухажера, с которого и взять-то с учетом возраста было нечего. Он, по ее мнению, был во всем виноват. Он, в ее понимании, должен был взять на свои шестнадцатилетние плечи ответственность и за нее, и за секрет, и за все, что дальше будет. А он, подлец, не взял. Сбежал по тихому.

Читайте также:  Сделает ли он первый шаг?

И чтобы доказать самой себе и всему миру, что ни капельки она не виновата, и что все мужики — сволочи, и что все они одинаковые, и что всем им только одного и надо, Наталья раз за разом проходила один и тот же путь с мужчинами одного и того же типажа — с женатыми, которым, действительно, только одного от нее и надо было.

А потом — простить себя. Посмотреть на себя со стороны и — простить. Потому что не за что винить шестнадцатилетнюю девчонку, если она испугалась ребенка рожать.

Надо любить себя. Но любить — осознанно. Понимать, что мы несовершенны. Что мы можем ошибаться.

Признавать свои ошибки и прощать их себе. Маленькой шестнадцатилетней девочке. Глупенькой, не знающей, что за свои ошибки она будет платить долгие годы, пока ей не встретится кто-то очень добрый и не расскажет, что себя надо прощать.

Наташка себя простила. Осознала и простила. И больше у нее не было потребности доказывать миру и самой себе ни свою невиновность, ни то, что все мужики — сволочи. Уехала из своего городка в Сочи, вышла там замуж за Артема — правда, совсем за другого, но, говорит, за очень хорошего. У них уже двое детей. В церковь, вроде, больше не ходит — знает, что детей, счастья и радости, а заодно и прощения надо просить не у бога, а у себя самой.

#жизнь #психология #любовь и отношения #любовьксебе

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий