Иллюзия счастья. Часть 31

Общая психология

Затишье перед бурей

"Хорошим" Паша был целую рабочую неделю. Я даже успела успокоиться и перестать искать подвох в каждом его действии, хотя периодически вздрагивала, как внезапно разбуженная и испугавшаяся птичка. "Доверяй, но проверяй," – шептал внутренний голос. Но все же если он захочет что-нибудь исполнить, то это произойдет, как ни крути. Нет смысла контролировать все его внезапные изменения в поведении.

Мне и самой стало немного легче, когда я отпустила вожжи контроля. В пятницу мы наведались в бар к нашим друзьям, и там все прошло без эксцессов.

Веселье началось на выходных.

В субботу Паша отправился "по делам", а вернулся с осоловелыми глазами. Ему постоянно кто-то звонил и просил что-то достать, куда-то приехать. Ладно, если это будет раз в неделю, я готова смириться, хотя даже раз в неделю стал меня жутко напрягать. Но, в конце-концов, все мы люди, и у всех есть те или иные привычки, которые могут раздражать других.

Я занялась своими делами, уйдя во двор подальше от Паши. Накуренным он ужасно выводил меня из себя одним своим видом, и вести с ним диалоги было невыносимо, хотя в трезвом состоянии это был великолепный собеседник с живым умом и прекрасным чувством юмора. А тут у меня как раз завязалась переписка в чате "Девичник", и я сфокусировала все внимание на ней. Я не особо рассказывала подружкам, что мои идеальные отношения оказались всего лишь карточным домиком, потому что просто было больно говорить или писать об этом в очередной раз, ведь это именно я кричала всему миру, как я счастлива, и что нашла "свое", а в реальности все оказалось иначе. Я обязательно все им расскажу, как только буду готова. Пока что я кратко говорила, что разочарована, но в целом все хорошо. Но мы очень быстро переключились на проблемы Оли, этот человек не провел ни одного дня, чтобы не пожаловаться на что-нибудь, и мой внутренний диванный психолог радостно потер ручки и бросился строчить полезные советы моими же наманикюренными пальцами.

Спустя пару часов нашей переписки я пошла проверить, что делает Паша. Так и есть – спит. Ну и пусть спит, быстрее придет в себя. Посижу на улице еще, благо, сегодня хорошая погода.

Парень достаточно быстро проснулся. Ну, либо мне просто так показалось. Он вышел на улицу, чмокнул меня в макушку и закурил сигарету.

-У нас есть планы на сегодня? – поинтересовалась я.

-Да вроде не было. А что? – ответил Паша.

-Просто интересуюсь.

-Давай никуда сегодня не пойдем и не будем никого звать. Просто побудем вдвоем, пожарим курицу на костре.

-Я очень даже за, – охотно согласилась я и отправилась мариновать куриные бедра, а Паша пошел разводить огонь в нашем импровизированном мангале из кирпичей. Ему никогда не было лень заниматься костром даже из-за полкило мяса, которое мы съедим за пять минут. А я поддерживала вот такие его безобидные идеи.

Обычно каждые выходные у нас проходили шумно: либо к нам кто-то приезжал в гости, либо мы куда-нибудь ездили сами. Даже непривычно будет вдвоем, прямо как в самом начале, когда зарождались наши отношения. Внезапно меня накрыла ностальгия и воспоминания о том, какая счастливая я была в те дни. А вдруг есть возможность вернуть это назад? Вздохнув, я накрыла кастрюлю с курицей крышкой, помыла руки и пошла во двор к Паше, который сосредоточенно следил за костром под свою жуткую музыку. Я уже немного привыкла к ней, и она практически не резала слух, как в самом начале. В целом у нас с Пашей совпадали музыкальные вкусы, но и в то же время сильно отличались: он всей душой обожал "жизненный" рэп, от которого хочется либо впасть в депрессию, либо выйти в окно. Очень много треков в его плейлисте рассказывало о зоне и наркотиках, что меня совершенно не удивило. Сначала я морщилась, потому что ненавижу подобную музыку, но потом начала относиться нейтрально. Все-таки ее слушает человек, который мне небезразличен.

Паша молча обнял меня и прижал к себе. Нам даже не нужно было разговаривать, достаточно просто находиться рядом.

-Скоро можно будет мясо ставить. Можешь нести курицу, – все же нарушил молчание Паша.

Я принесла кастрюльку, и мы продолжили смотреть на огонь.

-Люблю жарить мясо даже больше, чем есть, – сказал парень.

-Тебе надо было идти работать шашлычником, раз тебе так нравится это занятие, – на полном серьезе отозвалась я.

-Ну да, надо было, да и внешность позволяет. Я когда-то лет десять назад пошел гулять с девчонкой, так моя мама ей сказала: "Вы только на набережную не ходите, а то Пашку ВДВ-шники побьют". Как раз второе августа было, – хихикнул Паша. – Так что шашлычник из меня бы получился, что надо.

Когда мы с Пашей познакомились, я тоже подумала, что у него есть неславянские корни. С его-то черными волосами и карими глазами. Да и нос был немного большеват. Но никаких посторонних корней у него на самом деле не было, просто такой вот получился. Как-то он признался мне, что очень комплексует из-за своей внешности, на что мне захотелось огреть его чем-нибудь тяжелым, потому что я считала его богом красоты и описывала это так: "Заглянула в бар, увидела его и забыла, зачем пришла". У каждого из нас есть свой идеал красоты, и вот Паша отвечал моему по всем параметрам. Да и многие говорили мне, что он красавчик, единственная, кто назвал его страшным – это Оля. Но она находила абсолютно всех парней, которые мне нравились, жуткими Квазимодо, повезло только Марку Громову. Вот его Оля считала красивым. Уверена, что если бы она составляла топ самых красивых мужчин мира, первым в ее списке шел бы Марк. Поэтому я даже не обратила внимания на ее мнение о Паше.

-Дурак ты, Казаков. Я уже говорила, что думаю о твоем внешнем облике.

-И все же я так не считаю. Вот ты у меня сногсшибательная красотка, я в шоке, что ты вообще обратила на меня внимание.

-Ой, ну перестань, – я почувствовала, как мое лицо заливает румянец. – И вообще, как можно сравнивать внешность мужчины и женщины? Это же полные противоположности.

-Можно! Я все могу. Что угодно тебе сравню.

Иллюзия счастья. Часть 31

Я широко улыбнулась. Вот почему нельзя, чтобы вот так вот, как сейчас, было всегда? Я была бы самой счастливой на свете, как в те самые первые дни, когда мы начинали общаться, а потом общение перетекло в любовные отношения. Мне не нужны ни большие деньги, ни красивая жизнь, достаточно таких вот милых разговоров у костра. Ну и понимание и поддержка, конечно же, тоже необходимы.

Мы начали вспоминать наше детство. Я ненавидела свое, но все же там были и приятные моменты, о которых я часто вспоминала наедине с собой. Паша рассказывал, как о нем заботились сестры, но один раз забыли его в детском саду. Галя думала, что брата забрала Алена, а Алена думала то же самое про Галю.

-Ох и влетело им тогда от мамы, – с улыбкой вздохнул парень. – А как они злились, что мама заставляла их брать меня с собой! Каждая хотела погулять со своей компанией, а не таскать с собой назойливого ребенка, но выбора у них не было.

-В такие моменты я радуюсь, что у меня нет брата или сестры. Хотя старшего брата я всегда хотела. Чтобы он защищал меня от всех, а еще я бы шарила в мужской психологии и лучше понимала ваш пол. Но его наверняка тоже бы заставляли везде таскать меня с собой, и он бы меня ненавидел. Андрюха вон тоже редко ходил гулять без Артема.

Артем младше Андрея на восемь с половиной лет, зато вымахал выше и шире своего брата. Андрюха даже носил вещи, которые стали Артему малы, над чем я постоянно смеялась.

-Хотел бы я на Артема посмотреть. Слышал, он побольше Андрюхи, – сказал Паша.

-Побольше – не то слово, еще как побольше! Ну как-нибудь увидишь, думаю, – пожала плечами я.

На улице уже стемнело, а мы все жарили курицу и беседовали. Мне было очень легко и спокойно, я окончательно оттаяла и общалась с Пашей очень тепло, охотно ныряя в его объятия.

Жаль, что этот покой стал затишьем перед бурей.

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий