Искренний разговор. Часть 1. Дэвид и Виктория. Сериал

Психология

Представьте себе двенадцатилетнюю девочку, у которой только что умер отец.

Начало истории здесь!

Он бродил среди полок с алкоголем. Местные рабочие больше не смотрели на нее. Они были заняты группой подростков; они явно собирались уполномочить парня купить им алкоголь. Невольно Виктория стала наблюдать за детьми.

Один ребенок был толще и вел себя застенчиво. Даже не зная венгерского языка, Виктория могла сказать, что над ней издеваются.

Семейное чувство. Он посмотрел на бутылку в своих руках. Я подошел к ящику и задумался. Она вернула бутылку. Он вышел из магазина.

***

Мать Дэвида открыла ему дверь.

— Я кое-что забыл в комнате Дэвида. Думаю упал. Могу я посмотреть? Пожалуйста, спросите Дэвида.

Дора удивленно кивнула и вернулась через несколько минут.

— Да, конечно, пошли.

Найдя Дэвида лежащим с широко открытыми глазами и пустым, она почувствовала, что Дэвид едва сопротивляется ее давлению.

Некоторое время она делала вид, что Виктории нет в комнате и похожа на себя. Но когда Виктория села напротив него и вызывающе положила руку ему на плечо, что стало самым теплым жестом между ними, он был вынужден сосредоточиться на девушке. 

— Я рад тебя видеть. — просто сказала Виктория.- Как вы.

Дэвид молчал. 

— Я все думал о том, что тебе сказать. И я решил, — вздохнул он, — Только раскрыть тебе твою биографию Ничего от тебя не требуется. Ложись и слушай.

— Да, мэм.

Виктория нетерпеливо махнула рукой.

«Представьте себе двенадцатилетнюю девочку, у которой только что умер отец. Видел он его нечасто в жизни, стоит добавить, он был летчиком. Но теперь этого никогда не было. Они не поедут в отпуск на Байкал, он не скажет ей того, что рассмешит ее безудержно, он исчез.

Потом ее перевели в новую школу, и там заводила ей не понравилась. Похоже, она была одета в короткое платье. И местным детям понравилось. 

Ненависть текла. Она не сдержалась. Ослабленная горем, никогда раньше не сталкивавшаяся с издевательствами, она не смогла вовремя дать отпор. Однажды ее избили за гаражами. И мальчики, которые любили ее, смеялись над этим.

Дело не имело резонанса, потому что девушку нигде не доносили. Мать в это время была не в себе: пила и редко появлялась дома. Она не пришла пьяная, не позвонила заранее и не написала, что остановилась у подруги. Такое случалось и раньше, девочка когда-то радовалась возможности быть маленькой хозяйкой дома. Теперь мать всегда казалась раздраженной и угрюмой. Иногда он начинал кричать. В тот день, когда она лежала избитая под забором, прохожий привел ее к дому. Она предложила обратиться в полицию, но Виктория категорически отказалась, опасаясь мести, а женщина, которая куда-то спешила, просто поверила «родителям» в случившееся. Но мать в ту ночь не пришла домой, а на следующий день сразу же пошла к себе в комнату, заперлась, и они поужинали отдельно. Как видно позже. 

С тех пор девушки нет. Прежде любимая всеми, она осталась одна. Замкнулся в себе. 

Читайте также:  Жизнь в одного: почему люди всё чаще отказываются от отношений в пользу одиночного существования

Она приходила на занятия день за днем, надеясь, что сегодняшний день продолжится и не станет козлом отпущения. 

Он сел за старый письменный стол, ощупывая его уже сколотую поверхность, уже исподтишка писал на нем, уже нацарапал, кому-то неизвестному: Здравствуйте. Как дела? 

День за днем ​​он сидел за одним и тем же столом и вскоре стал замечать, что кто-то отвечает на его вопрос. В углу стола началась настоящая переписка, о которой, поскольку Виктория всегда сидела одна, никто из ее спутников не подозревал. Переписка стала настоящей отдушиной. 

Обратите внимание, что переписка велась на уроке английского языка и на английском языке. Всегда владеющая языками, проучившись в детстве с репетитором, Виктория легко поддерживала разговор. 

Мужчина, занимавший ее стол в отсутствие Виктории, тоже, по-видимому, был один. 

Это был последний стол в дальнем от двери углу кабинета. Раньше этот офис использовался высшим классом, и только класс Виктории имел доступ со школы. 

Потом он понял, что человек, который ответил ему, был старше. 

В то время начали появляться социальные сети. Виктория с удовольствием добавила туда старых друзей из прошлой школы, но новые одноклассники испортили ей всю стену оскорблениями и угрозами, поэтому страницу пришлось удалить.

Беспрерывно, даже на уроках, Виктория общалась с подругами по смс, но о травле почему-то умолчала. Единственным человеком, с которым она могла делиться, был мужчина, который в ее отсутствие занимал последнюю парту в английской комнате.

Надо сказать, что у его нынешних коллег был некий кретинизм в области языков. Они едва понимали суть переписки, которая постепенно разрослась. Похоже, у всей школы была такая же проблема, потому что на парте, помимо их переписки, красовались нецензурные и наивные фразы, изображения гениталий и даже что-то похожее на переписку на русском языке. Но к их переписке на английском (Виктория всегда писала черным, а отвечала ей зеленой гелевой ручкой) уже несколько месяцев никто не присоединялся.

На вопрос об имени незнакомец загадочно написал: Шериф.

Девушка приняла игру и представилась: пастушка-ковбойша. Это было иронично, потому что девушки не называли ее иначе, чем коровой. 

У шерифа был очень сильный английский, и она часто вставляла в диалог слова, которых не знала. Она интуитивно угадывала смысл или сама придавала смысл словам, как это бывает иногда, когда слышишь песню, которая резонирует с твоей душой, но ты не можешь понять полного значения слов, слушая их. 

Писали месяц, может чуть больше. 

Шериф сказал ему, что у него лишний вес и что его выбрали последним в гандбольную команду. Он хочет соответствовать крутым парням своего класса, но без успехов в спорте это ему не светит. 

Пастушка также рассказала ему о своих страданиях: с ней никто не разговаривает. Очередной раз. 

Приходилось писать очень мелко. И предложение, не более. 

Но однажды он не получил ответа на свой вопрос и перестал писать. В то время одноклассники потеряли к ней интерес, воспринимая ее нейтральной, как пыль. Они уже не пытались их бить, они были заняты драками друг с другом, а потом женщина в классе изменилась. Новобранец был в восторге от дисциплины и все в целом успокоились, напуганные рассказами о колонии и предостережениями родителей.

Читайте также:  Может ли психолог проявлять уязвимость?

На следующий год из класса были переведены сразу два старосты, а оставшийся класс был объединен с б-шками. Без лидера жизнь была почти хорошей, и Виктория даже завела парочку друзей. Но нанесенные раны — смерть отца, ленивый и скрытый алкоголизм матери, давший о себе знать остро и в самый неудачный момент, и побои как символ возведенного в абсолют унижения — не позволили вернуться жизнь своим благословенным прежним курсом. Он возобновил страницу «ВКонтакте» под вымышленным именем, где добавил новых и старых друзей, стал иметь соседей по комнате и даже кинокомпанию по выходным. Но теперь эта страсть одолела ее и поглотила всю ее жизнь, она начала искать парня. В тринадцать лет стройная девушка, гордящаяся своим вовремя начавшимся менструальным циклом.

Он ненавидел товарищей по команде, которые плевали ему в лицо, как, вероятно, сделал бы любой на его месте. Ее привлекали мальчики намного старше, теперь уже почти мужчины. 

А на пороге своего четырнадцатилетия он познакомился со Степаном Кечко. 

Это был молодой человек двадцати двух лет, веселый, хвастливый и небритый. Коренастый, невысокий и светловолосый. Из-за маленького роста и слишком громоздкой фигуры она не пользовалась успехом у противоположного пола. Виктория будоражила воображение супераппетитными формами и даже белоснежными зубами. Благодаря ему щеки девушки снова покраснели, и в целом бледно-желтоватый цвет лица стал молочно-белым, здоровым, как прежде. 

Они встречались тайно и часто. Она пришла к нему в гараж, где никогда не было машины, курила, занималась с ним любовью, дарила ему понимание и ласку. И, самое главное, она искренне им восхищалась. 

Чаще всего они жаловались друг другу на жизнь, но иногда он брал ее на прогулку в парк и, убедившись, что никто не смотрит, держал ее там за руку. Он любил эти вечера. Держаться за руки стало ее фетишем. 

Прошло время, и вот ей исполнилось шестнадцать лет. Так он первый раз сбежал. 

Ее мать искала ее, но потом она стала пить. Всем было наплевать. Бабушка и дедушка с обеих сторон рано умерли, тётя жила в Бобяково. Дядя — и он это делает в Новосибирске.

Поселились на съемной квартире. Однако через несколько месяцев ее нашли и привезли домой, мать едва умоляла ее не исключать дочь из школы; ему пришлось купить больничный лист и объясниться в полиции. 

Потом мать взяла себя в руки и некоторое время не пила. Но это продолжалось недолго, и однажды, когда она успокоилась после выпивки и вернулась домой, у дверей ее ждала Виктория, серьезная и с чемоданом. Степан ждал в машине внизу, и это придавало ему сил и уверенности. 

— Я не могу продолжать. Я иду. И тебе не нужно искать меня. Все учебники идут со мной. Я не брошу школу, обещаю. Я лучше буду с ним. Он — мой муж. Действительно. На бумаге мы его оформим, когда ему исполнится восемнадцать лет.

Читайте также:  Когда приглашение мужчины это манипуляция, а когда - нет

Мать истерически рыдала, но ничего не могла сделать. Дочь уже несколько раз ловила ее пьяной, и она потеряла доверие к себе.

Ирина была неплохой матерью; напротив, при жизни мужа она была почти образцовой матерью. Она воспитала дочь полностью самостоятельной. И теперь она понимала, что дочь растет рано против ее воли, и лучшее, что она может сделать сейчас, когда уже не может отвечать даже за себя, — это отпустить ее. Степан не показался ей страшным: после побега они встретились, и он мужественно взял на себя всю вину и раскаялся перед ней, а однажды даже пригласил его на обед, где вел себя спокойно. 

В общем, потом отпустил дочь. 

Виктория продолжала ходить в школу, и ее мать потихоньку начала искать анонимный клуб алкоголиков. 

Казалось, жизнь налаживается. 

Но через два года девочка появилась в квартире матери с затравленными глазами. Она импульсивно обняла ее, оставила ей какие-то контакты и сказала ей, что едет в Москву, со слезами на глазах умоляя ее поехать с ней, хотя бы в первый раз, потому что боялась, что Степан придет ее искать и что ее мать будет страдать в его руках. 

Мать отказалась уходить. К счастью, Степан не врывался в квартиру. Угрозы возмездия оказались пустыми угрозами безнаказанности: Виктория, привыкшая подчиняться ему с четырнадцати лет, казалась ему собственностью, с которой он не мог просто так расстаться. 

Впрочем, особо ее не искал. 

В это время Виктория, несколько раз в день проверявшая маму по телефону, уехала в Москву поступать на факультет психологии. 

Еще из Воронежа она начала общаться с психологом онлайн по видеосвязи и настолько увлеклась темой, что захотела уметь так же. В последнее время она прочитала много литературы, рекомендованной Евгенией, так звали ее первого психолога, и довольно уверенно прошла конкурс. Он хорошо учился и, к счастью, сумел сдать экзамен на хорошую оценку. Как только закончились экзамены, она, не дожидаясь выпускного, поздоровалась с Москвой и попросила маму прислать ей потом по почте аттестат. 

Там ее уже ждала работа в фаст-фуде; хорошо, что в июне ему исполнилось восемнадцать. 

Новая жизнь оказалась неожиданно удачной, все сложилось хорошо и сейчас она учится и работает, обзавелась друзьями и не надеется на новые отношения. 

Насилие Степана вызывало у нее страх, с которым она успешно боролась на занятиях с Людмилой Петровной.

А недавно она договорилась выйти замуж за иностранца.

Она познакомилась с Дэвидом в Интернете. Она чувствовала издалека — по деталям его поведения, по глазам на немногочисленных фотографиях, — что он ценный мужчина, к тому же почти ровесник. Впервые мне захотелось воплотить отношения в реальность. 

Виктория помолчала, ожидая реакции Дэвида.

Продолжение здесь!

Начало истории здесь!

Подписывайтесь, чтобы следить за развитием истории!

Оставляйте комментарии.

Большое спасибо за Вашу помощь!

#отношения #семейные отношения #психология отношений #психология #психология жизни #истории #жизненные истории #истории #жизненные истории

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий