Невроз. Тревожно-депрессивное расстройство. ОТКАТ.

Общая психология

Всем доброго времени суток! Я пишу историю о своём неврозе, предыдущие части есть на канале. 

Ну вот, вроде бы я закончила писать свою историю о выходе из острого невротического состояния, тревожно-депрессивного расстройства (ТДР). Был нелегкий путь, всяческие сражения с самой собой, которые я постаралась Вам подробно расписать. И в конце концов, всё я теперь , наверное, счастливый человек, вышла из невроза и уехала в закат, титры. Но, не всё так просто. Когда я создавала канал, долго выбирала название. Ориентировалась на всякие «модные»: «Выход из невроза», «Жизнь без паники», «Как избавиться от ГТР» и тому подобное. Но это немножко не правда. Или, не немножко даже. Нет, я конечно, пока что, больше никогда не оказывалась в таком вот аду – это факт. Но, я многое изучала и поняла за то время, когда я уже жила с более «прокаченными» мозгами после того, как прекратился тот фестиваль ужаса. Например то, что невроз не совсем только болезнь, которая меня поразила и с которой я «героически» справилась. Это скорее следствие. А невроз – это Я сама. Точнее невротик.

Да острый невроз прошёл, а невротик остался. А куда его денешь так быстро? Тип мышления, сформированный годами, менять приходится очень долго. Некоторые «специалисты» считают, что это, в принципе, невозможно: мол, что тебе уже дано, то дано. Ну хорошо, я согласна с тем что действительно есть некие особенности центральной нервной системы, нейронные дорожки в нашем мозгу, которые уже давным-давно запрограммированы работать в определенном таком вот «невротическом» режиме и даже какая-то наследственная предрасположенность. Всё возможно и так. Но, я думаю, это вовсе не значит, что нужно каждый раз теперь от этого страдать, до конца дней своих. Но это и не значит, что можно думать: Я вышла из невроза – всё теперь будет, наконец-то, хорошо. Вообще, я заметила, что людям в неврозе свойственно думать, что если бы не этот невроз, тревога или какой-нибудь беспокоящий их симптом, ситуация или страх – то они были бы уже счастливы, избавившись от этого. Именно эту ошибку я допустила перед своим первым откатом. Я подумала – уже всё. Я ведь теперь «гуру невроза», меня уже ничего не возьмёт.

А теперь о том, что было до моего первого отката. Он же и был самым сильным из всех, на данный момент времени. Итак, окончательно я ощутила свободу от невроза, как я уже упоминала, через 6 месяцев примерно после того, как я поняла, как мне действовать. По тревоге и депрессии меня отпустило тогда полностью и абсолютно. А вот физические проявления остаточно существовали. Да-да, не думайте, что после того, как невроз прошёл — у вас сразу исчезнут все телесные приколы. Но, честно скажу, 80% ощущений где-то ушло, а остальные 20% — особо не волновали. А на тех дрожжах, что у меня наконец-то исчезло это идиотское невротическое требование, что «я должна себя отлично чувствовать и никаких симптомов не должно быть!» – мне вообще было легко воспринимать многие моменты.

Ну, например, встаю (а скорее восстаю) я с утра никакая, в состоянии «полу-труп», голова кругом, зрение размыто, болит шея, голова и т.д. Так ничего страшного, сейчас раскачаюсь. Я давала себе с утра перед работой больше времени для этой самой "раскачки", вставая чуть пораньше, чтобы успеть привести голову в порядок, без бешеного собирания в спешке. Конечно это никому не нравится, но так живет и просыпается большинство людей. Просто, не так зацикливаются на своём самочувствии, как невротики. Мы всё-таки, не в ванильном американском кино, где с утра все такие вот бодрые и веселые: вскочили, потянулись, пробежка, какие-то немыслимые оладьи на завтрак ( когда они всё это успевают?) и белоснежная улыбка во все 32 зуба на свежем и бодром лице.

Или, иду по улице и в какой-то момент зашатало немного – ничего страшного, сейчас пройдёт. Забилось сердечко как-то «не так» – понятно, сейчас успокоится. Где-то переволновалась и опять полилась из меня литрами водичка, полиурия, опять забеги в туалет – но они заканчивались быстро, так как я не разгоняла эту тему, а просто жила себе дальше, как будто всё, что происходит абсолютно нормальное явление. Ну и много всяких приколов тут то там вылезало, но не в таком количестве. И длительность симптомов была меньше из-за этого самого «не разгона». Думаю, тут играла роль концентрация на симптомах, а точнее – ее отсутствие. В неврозе очень решает этот чрезмерный фокус на своих внутренних телесных переживаниях и сверх озабоченность своим здоровьем. Это повышает уровень тревоги, что усиливает уже и имеющиеся симптомы и к тому же создаёт новые. Я уже поняла, что пока что у меня вегетативная нервная система работает немного в «аварийном режиме», особенно после того, как два года ее насиловал невроз. Главное относится к этому максимально толерантно. А это было уже не сложно, после того, как я вспоминала до чего я себя довела до этого своей ипохондрией. Сколько симптомов я насобирала и как чуть не «сошла с ума» и не убилась. Не-не, что-то мне туда больше не очень хочется. Хотя, если придется повторить, я верю что снова справлюсь.

Читайте также:  Совместимость

Так вот период «райского отходняка» длился где-то пару месяцев, я что-то немного расслабилась за это время. Нет, не в плане, что я решила бросить все дела и теперь просто «чиллить». А скорее подзабыла про невроз и то, что я невротик, которому надо бы еще поработать над собой. А я просто хотела забыть всю эту тему на веки вечные. Я продолжала жить в своём активном ритме, и даже начала строить всякие крупные планы. Например, насчёт работы, мне нравилось работать у отца, но хотелось попробовать вернуть себе свою старую профессию. У себя в голове я уже ярко представляла, как я там наконец-то блесну снова умениями. Какая я там буду крутая и замечательная, как было когда-то. Возможно, чисто истероидная такая ерунда, да. А, возможно, просто энтузиазм. Я можно сказать, прошла блестяще собеседование, на котором отсеяли серьёзного конкурента в мою пользу. Амбиции били через край.

Мне нужно было пройти медицинскую комиссию, перед тем как устроится на эту работу. Вкратце расскажу вам. Называется «Как притворится абсолютно здоровым, когда ты бывший лютый ипохондрик, но тебя сейчас волнует то, что надо побыстрее выйти на желанную работу». Сразу скажу, что после той кучи обследований, коих я наделала в неврозе лет на 10 вперед наверное уже, и того количества клиник и врачей, что мне удалось за это время посетить, я уже относилась к медицинским учреждениям с некой неприязнью и раздражением. Во-первых, весьма болезненные воспоминания о времени, проведенном в ипохондрической вселенной. Во-вторых, я от них тупо устала за всё это время!

В общем, первым ко мне придрался терапевт. «Почему у вас давление 145? У вас так часто бывает?». А я до этого быстро пробежалась от машины до клиники, опаздывая и плюс находилась в хорошем таком эмоциональном возбуждении. Моя вегетатика всё еще шалила, но я не собиралась сейчас прокачивать свою историю невроза этим врачам, мне надо было быстро пройти медкомиссию. Я пожала плечами, говорю наверное переволновалась мол, и от машины бежала, опаздывала. «Нет у меня такого не бывает и давлением я не страдаю.» – ответила я. «Ну проследите за этим, в общем» – сказала мне терапевт. Я ответила, что прослежу, но про себя подумала: «Если бы ты знала сколько я уже так вот следила, дамочка». Терапевт спросила меня: «Жалобы по самочувствию имеются?». Я ответила: «Никаких!».

Хотя мне показалось, что это наверное слишком неправдоподобно прозвучало. Так наверное и не бывает у людей, чтобы вообще никаких жалоб. Поэтому, на приеме у невролога я решила добавить крошечку правды. Она спросила у меня: обращалась ли я когда-нибудь к неврологу?

Я ответила: «Да, по-моему, было разочек».

Невролог: «А с какой жалобой?»

Я: «Голова немного кружилась»

Невролог: «Так. И что у вас диагностировали?»

Я: «Не помню, какую-то ерунду. Какую-то там дистонию…»

Невролог посмотрела на меня как идиотку: «Вегето-сосудистую дистонию? Ну это же не ерунда, а серьёзный диагноз».

Вот так новости! В этот момент, уже я посмотрела на неё как на умалишенную. Но спорить не стала. В конце концов я два года, 11 (!!) неврологам, доказывала всю серьёзность своего состояния, и вступать в полемику с врачами казалось уже чем-то бесполезным. Ну, в общем то, я поняла, что на подобных медкомиссиях, врачи стараются придраться ко всему чем можно. Но зачем создавать подобную ятрогению у людей? Про себя я подумала, что мне невероятно повезло в том, что будучи в неврозе, я не попадала вот к таким вот горе-врачам. А если б сейчас на моём месте сидел бы впечатлительный невротик-ипохондрик? Да она устроила бы ему такой ад, что потом, возможно, даже 11 врачей бы его с трудом разубедили бы в том, что он опасно болен ВСД. А даже если и убедили, то он себя уже к этому времени так раскачает, что потом начнется вторая стадия – "это вообще не ВСД, а там скрывается, трудно диагностируемая, болезнь". Даже, если ты врач и ты так и правда считаешь, в силу своего весьма странного врачебного опыта, я считаю что такие слова нельзя говорить пациентам. Потому, что ты не знаешь кто перед тобою и как этот человек от тебя выйдет потом и во что превратиться потом его жизнь.

В общем, с горем пополам, получив диагноз «здорова» по всем нужным врачам и анализам в медицинской карте, мне не терпелось приступить к работе. И тут наступил облом в первый же день. Я узнала, что условия там не совсем такие, как мне описывали а оплата в два раза ниже обещанной. Я узнала, что на этой работе продеться жить, а платить будут мало. И самый большой минус — многочисленные командировки, что вообще не вписывалось в мой семейный уклад. Но, никто не сказал об этом, пока я не устроилась. Посоветовавшись с мужем, я уволилась на второй день сразу. И вернулась к своей работе у отца.

Вроде бы, я спокойно приняла это решение, и достаточно дружелюбно распрощалась с моим несостоявшимся начальством, объяснив всю ситуацию. Они на прощание сказали, что ждут меня в случае если я передумаю. Всё вроде слажено прошло. Но, через день я словила довольно сильную паническую атаку, которую пришлось проживать прямо на рабочем месте. На тот момент у меня их не было очень давно. Сначала резко размылось зрение, поплыло сознание, потом пошёл знакомый прилив в груди и в голове, меня затрясло, сердце застучало как бешеное, а руки тряслись так, что опять было что-то сложно в них удержать. Больше всего меня напугало, что это сейчас заметят клиенты. А они еще начали задавать вопросы какие-то, и я стояла и пыталась спрятать трясущиеся руки. Когда я отвернулась от них, то, конечно же, продышалась как правильно (короткий вдох носом и длинный выдох ртом, как будто в трубочку дуешь) и стало отпускать. Этот эпизод меня немного напряг, особенно если учесть что я думала, что все эти прелести уже позади. Ну ничего, к вечеру уже забыла и жила дальше.

Читайте также:  7 черт ужасно токсичных людей

Через неделю после этого эпизода, еще одна паническая атака накинулась на меня прямо за рулем на светофоре. Причем именно в тот момент когда мне нужно было делать поворот налево на перекрестке, а на светофоре уже отщелкивали последние секунды красного. Кое-как я затормозила её, опять продышавшись и сказав себе, что «всё потом! сначала доедем до работы, потом будем ПАшить!». Сработало. Но я опять не очень поняла, с чего вдруг все это началось. Сначала меня расстроили эти проявления, но не более. Я подумала, что это как-то связано с тем, что я понервничала насчёт инцидента с той работой, на которую я хотела. И, думаю, я была права. «Я понервничала» – да это простое поверхностное объяснение. Все люди нервничают и расстраиваются. Ничего страшного. Но, вот потом, постепенно, начали происходить более существенные изменения во мне.

Сначала я поняла, что я не хочу есть. Незаметно так портился аппетит, ела потому что надо, а потом решила что и не надо, раз не хочется. Голода я не ощущала, дискомфорта и переживаний по этому поводу тоже каких-то не было. Затем через некоторое время стало пропадать из жизни удовольствие от того, от чего я его обычно получала. Никакая деятельность не вызывала ни малейшего энтузиазма, всё начало делаться на автомате. Область хобби и развлечений тоже стала мне постепенно недоступна. Сил как будто ни на что не хватало вообще, даже на элементарное. Потом началась плаксивость – просто находило временами очень сильно, но я не могла понять причину. Я кстати заметила, что у многих невротиков, что есть потеря связи со своими реальными эмоциями. Депрессия в это раз подступала более незаметно и не резко. Я ее даже не узнала сразу в лицо. Пока в одно «прекрасное» утро мне по голове не бахнула знакомая тревога. Причем на 10 из 10 баллов, как в самые «лучшие» времена. Я проснулась в трясучке, перед глазами быстро мигали пятна, затем я побежала в туалет и меня вырвало, всё как до этого. Ощущение было, что я вернулась в исходную точку, и что никогда не выходила из того ужасного состояния.

Тревога была очень интенсивной и меня она просто парализовала меня на месте. Я не могла ни думать, ни что-то делать. Муж конечно заметил. Я постаралась сделать вид, что я более менее «вменяемая» и сообщила что у меня видать небольшой откат, но я справлюсь. Хотя честно говоря, ощущение было такое, будто я вообще никогда не умела с этим справляться. Как будто, я снова на первом курсе, хотя уже пора получать диплом. Есть вот такая тема у откатов, я заметила: кажется, что как будто первый раз и до этого ничего хорошего не было. А если и было, то в этот раз чего-то сильно меня накрыло и вряд ли вот с таким можно справиться. Сильный страх, после такой неожиданной тревожной атаки, мешает рационально мыслить и мозг начинает опять вас обманывать.

Именно это со мной и происходило. Естественно, руководствуясь своим первобытным ужасом, я начала писать и звонить своим друзьям невротикам. Они, конечно, меня уверяли что откаты это нормально, да я сама это знала прекрасно! Но старые паттерны поведения возобладали над разумом и мне хотелось опять только кричать «Помогите!». Но всё-таки капля разума говорила мне, что тут адо опираться на свой опыт и как-то снова вылезать. Я пыталась несколько дней в это выживать, но поняла что я опять совершаю старую ошибку – я пытаюсь от этого невроза избавиться! А от него не избавишься так, это враг которого можно сразить только одним способом – не сражаясь вообще. Но в этот раз депрессия прямо очень сильно давила на меня.

Я решила позвонить своему врачу, которая сама имела опыт проживания довольно тяжелого депрессивного эпизода. Мы проговорили почти час, я пыталась выяснить не сезонное ли у меня обострение какое. А может всё таки это БАР? (началась паранойя, блин, что у меня серьезное психическое заболевание) Она сказала мне то, что напомнило мне наконец то, что мне нужно было делать. «Это не БАР и не клиническая депрессия. Вы сами мне рассказали, что у вас случилось перед этим эпизодом. Это Ваш тип психической реакции на события, хоть Вам и кажется, что Вы среагировали, типа, нормально, но именно в таких вещах мозг не обманешь – зато тут он может Вас обманывать, чтобы увести от мыслей о реальных проблемах. Вы вот такая, тревожная и чувствительная, Вам нужно принять такие вот эпизоды, как часть своей жизни – это ведь периодически будет вылезать и дальше. Тем более Вы только недавно вышли из острого состояния, нервная система еще не настолько окрепла. С умением принимать в себе такие вот эмоции — будет приходить и «прокачка» Вашего мышления и характера. В будущем Вам проще станет переносить многое. Не нужно сейчас сопротивляться этому и обвинять себя. Помните , что без всего этого, без этой своей чувствительной тревожной вашей составляющей и Вас бы не было.»

Читайте также:  Узнали у мамы со стажем о том, как правильно ходить в торговый центр с маленьким ребёнком

Я всё это и так понимала, но в тот момент мне хотелось, чтобы кто-то мне это сказал. Но, меня после разговора с ней повернуло наконец в нужную сторону опять. И было хорошо, что прошло мало времени с начала отката, я не дала этому развернуться слишком сильно. Я начала читать тогда своего любимого Метта Хейги «Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией». Советую всем тревожно-депрессивным, как я уже упоминала, никто лучше него не описал моего состояния. Название не замысловатое, но смысла, именно для себя, я там нашла побольше, чем во всех Лихи, Эллисах, Беков, Курпатовых и т.д. Ни в коем случае не принижаю данных авторов, там много чего важного и полезного. Но, у них я не находила такого эмоционального отклика для себя, особенно когда у тебя острое состояние. Но опять таки, каждому своё подходит. Кстати из этой же книги я узнала, что такими расстройствами страдали многие популярные люди. И я помню, что тогда подумала, что если уж и Черчилль смог с этим жить еще и быть масштабным политиком при этом, то я уж как-нибудь, на своём уровне то, справлюсь.

Я прекратила сопротивление, просто приняв, что этот эпизод надо прожить. И не важно сколько он будет длиться, хоть опять два года. Я не буду бояться в стиле: «Ооой теперь не пройдёт и мучиться мне до конца дней своих». Я буду терпеть и выживать. А точнее жить настолько, насколько могу в данном состоянии. Я даже не отказала своему отцу в просьбе съездить с ним в Москву, в ресторан на юбилей к родственнику. Ну Вы поняли, гульки-гулянки, а у тебя ТДР шпарит на полную катушку. Ну и пусть шпарит, подумала я. Зато увижусь со своими родственниками, сделаю вид, что я нормальный человек и веселюсь. Невроз уже больше не будет, как тогда, сжирать мою жизнь. Я ехала туда с двумя паническими атаками по пути, одну заметил отец, но это он мне потом сказал, что не стал заострять моё внимание на этом в моменте. Он знал уже как для стало меня важно, чтобы все вокруг тоже делали вид, что у меня нет невроза. Хоть в этом можно обмануть свой мозг и это работает. Играя нормального, можно поверить иногда, что ты такой и есть. Но при этом необходимо смирение со своим состоянием, как я уже говорила ранее.

Откат в итоге продлился не два года, и даже не два месяца, а всего две недели!! Да вот такой вот неожиданно короткий срок, даже для самой меня (я ведь готовилась опять к долгому эпизоду), просто потому, что я не дала этому развернуться, правильно начав действовать с самого начала, опираясь уже на свой личный опыт. А ведь начало отката было крайне интенсивным. Но поверьте, при моём должном усилии, я имела все шансы снова улететь в невроз очень надолго! Я когда-то с точно таким же состоянием ложилась в клиники лечиться и кричала «караул!». Я не буду повторять и расписывать, всё что я делала, итак подробно писала в предыдущих статьях. Всё тоже самое ребята, «улыбаемся и машем!» и не жалеем себя «несчастного», не катастрофизируем очередной откат, даже если кажется что он сильнее, чем всё, что до этого с вами происходило. Да, я сказала очередной, потому, что потом меня точно также периодически вышибало в эти откаты. Только уже благодаря личному опыту, я брала себя в руки всё быстрее и быстрее, и откаты могли длится всего неделю или вообще два-три дня! И выйдя один раз из этого ада, не обесценивайте свой опыт, попав в него заново! Вы уже сделали это раз, сможете и еще! Причем еще много раз! Не теряйте эту уверенность в себе! Всех, страдающих прямо сейчас, понимаю и обнимаю!

Хотела бы еще порекомендовать Вам канал моего хорошего друга, который много поддерживал меня в трудные времена и с которым мы прекрасно общаемся и сейчас. Он сам проходил всё это и вышел победителем. Часто нас посещают очень интересные открытия о нашей жизни, самопознание это всегда полезно! https://zen.yandex.ru/levslife Здесь вы можете прочитать много интересных статей на тему невроза и в целом о жизни.

#неврозы #откат в невроз #депрессия #психология #как избавиться от тревоги #тревожная депрессия #тревога

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий