О видах терапии и ответственности клиента

Общая психология

Был недавно на лекции и ведущего – психоаналитика – кто-то спросил, мол, а отношения клиента и терапевта в терапии – это тоже отношения, построенные на доминировании и подчинении? То есть неравные по определению. Он, подумав пару секунд, кивнул, что да, так и есть, терапевт находится в более приоритетной позиции как authority figure и поэтому вдвойне так важно do not abuse your power over a client.

Это как раз то, откуда взялась пресловутая профессиональная этика психологов/психотерапевтов.

А еще два “лагеря” в психотерапевтической сфере.

Первый – это therapist-dominated therapy. По своей идеологии прямо вытекающий из психиатрии, да и медицины в целом. Ну, все тот же Фрейд, создавший все тот же психоанализ, был вообще-то M.D. по образованию как-никак. И он принес в терапию эту позицию терапевта как authority figure, эксперта, у которого есть ответы на все вопросы и который контролирует все, что происходит в терапии. А дальше ее уже разнесли не только по психоанализу и таким видам терапии как КПТ, DBT and so on. Которые в первую очередь славятся своими жестким сводом правил как для терапевта, так и для клиента. А еще много/часто кричат на всех углах о том, что они, дескать, единственно правильные – или “научно доказанные” (с) – виды терапии, единственные, которые работают, и еще много чего.

Их отличительная особенность – терапевт всегда прав, то есть все то же “Я лучше тебя знаю”. И страстная приверженность к бесконечному теоретизированию всего и вся (психоанализ) или опорой на доказательную медицину/науку (КПТ и прочие). А еще – инструкциями и методиками. Да, тем самым избитым “12 шагов для достижения… (нужное вставить)” или очень известная программа AA/AN.

Все это работает. С небольшой оговоркой – в строго определенных случаях и для конкретных вещей/запросов. И чаще всего сфокусировано именно на том, чтобы “заглушить” симптоматику, которая мешает человеку нормально жить/функционировать. Очень большой круг проблем такой подход не решает. For example, КПТ может научить справляться с паническими атаками при PTSD или panic disorder. Но пробелы в социализации не исправит. Психоанализ, by the way, тоже, потому что у него изначально клиническая направленность. На неврозы/психозы/intrapersonal conflicts/etc. Никак не на функционирование в социуме как человеческом конгломерате.

И это надо понимать, выбирая – к какому терапевту обращаться со своей проблемой. Чтобы потом не было “терапия не помогает” или “результата никакого нет, только деньги плачу”.

Второй – это client-oriented therapy. По своей идеологии прямо противоположный вышеописанному. В данной парадигме все вертится вокруг клиента. Если упрощать: как я не так давно сказал одной клиентке в ответ на этот вопрос – “А мы можем это сейчас разобрать или мы потом – в процессе – к этому придем?” – “А это от вас зависит. Куда скажете, туда и пойдем. Потому что я работаю на вас, а не вы – на меня, и вы выбираете, что мы будем делать и куда смотреть.” То есть это отношения либо равных, которые работают в паре как партнеры, либо – если квалификация/талант/личная терапия позволяет – клиент ставится на ступеньку выше, а терапевт спускается на ступеньку ниже и следует за клиентом. В его темпе и по его маршруту. Основано все это на humanistic psychology, которая возникла в середине the 20th century как ответ на очевидные ограничения психоанализа и behaviorism, на которых основана therapist-dominated therapy.

Отличительная особенность этого подхода – внимание к нуждам клиента и умение к нему прислушиваться. Более расслабленная обстановка на сессиях и более гибкий подход к problem-solving. Методики/инструкции практически не используются. Очень мало теоретизирования и много терапевтической работы собой, своими личными особенностями в контакте с клиентом и co-operation.

Что с одной стороны предъявляет повышенные требования как к квалификации/knowledge/таланту/профессиональной компетентности/профессиональному чутью терапевта, так и его умению пользоваться как собой, так и клиентом в качестве therapeutic tool. А с другой – позволяет работать с тем, что часто остается незатронутым в therapist-dominated therapy. То есть с причинами и первопричинами, зачастую напрочь минуя симптоматику. Которая становится всего лишь подсказками/указателями, никак не центром приложения усилий. For example, client-oriented therapy прекрасно работает с пробелами в социализации и все тем же жертвами домашнего насилия. Да и сексуального насилия тоже. Потому что такие проблемы невозможно решить без re-integration человека обратно в социум, из которого он был исключен по той или иной причине. И диктат со стороны терапевта – не лучшее решение для человека, который много времени провел в ситуации насилия. Да, в ситуации – доминирования/подчинения и неравенства by definition.

Потому что therapist-dominated therapy не учит думать. И ориентироваться в жизни самостоятельно/автономно. Она лишь дает skills – придуманные кем-то и highly standardised, чтобы можно было применить к абсолютно любому случаю – для минимизации того, что мешает жить. И это тоже надо учитывать, выбирая терапевта.

А еще нужно учитывать такой момент.

То есть – если на примере объяснять: мне в личные сообщения пришел вопрос – “Так и так, ставили такие-то диагнозы, попробовали терапию по одному из них, но не пошло. Не знаю, что делать. Мне плохо. Может, вы меня проконсультируете?”. На что я сказал – “Проконсультирую на тему? Если суммировать все озвученные вам диагнозы, у вас тяжелая психологическая травма и ее надо лечить.”

Психолог не возьмет вас за руку и не отведет туда, где вам станет легче/вам помогут. И “волшебную таблетку” (с) не выдаст. Во-первых, такие решения принимает только клиент. Ибо все – взрослые люди и сами несут ответственность за свою жизнь. Все та же клиентка с PTSD, когда она свалилась в острый суицидальный эпизод после спиливания сука под собой и я ей сказал, что ей пора к психиатру за psychiatric drugs, ответила, что не хочет таблетки. И услышала от меня – “Это ваша жизнь и ваше решение. Вы решаете и только вы – свалиться в очередную попытку самоубийства или обзавестись-таки костылями, которые удержат вас на краю. Я за вас такое решение принять не могу, поскольку вы давно уже совершеннолетняя и юридически дееспособная, и не буду.”

Во-вторых, a psychologist can do only so much. In particular, он не может заставить человека жить, если тот не хочет. Психиатры могут, да, привязать его к кровати и накачать лекарствами, но жить его это тоже не заставит. Поэтому и многие самоубийцы совершают несколько попыток, пока, наконец, не добьются своего, несмотря на все усилия врачей по вытаскиванию их с того света и психиатров – по подавлению death wish. Человек должен сам хотеть выжить и сам что-то для этого делать, чтобы ему смогли помочь. И не спрашивать – “Может, вы меня проконсультируете?” (с), находясь в остром кризисном состоянии. Что я могу сказать? Что человеку хуево? Он и так это знает. Что ему надо лечится? Я сказал, а дальше уже все – его зона ответственности.

И это – одна из самых больших ошибок, которую делают клиенты – да и просто люди, когда думают, что сейчас они придут к профессионалу как к родителю и перестанут думать/делать что-либо, потому что принимать решения regarding their well-being будет другой человек. Не будет такого. А клиенты еще начинают обижаться, мол, ну, а зачем вы тогда нужны. Ну, точно не для того, чтобы взрослые люди могли прийти и возложить на нас как обязанности их родителей, так и свою собственную ответственность. Все, детство давно закончилось. И о себе надо заботится самостоятельно, да, в том числе и принимая правильные решения – что/как/с кем делать. А не бегать от одного к другому в надежде, что кто-то решит проблему за вас.

То есть если бы вопрос был – “Мне тут поставили три разных диагноза, но что-то мне не помогает назначенное по одному из них лечение. Вот моя история, посмотрите и скажите свое мнение.”, то это уже был бы совсем другой разговор. Потому что человек находился бы в позиции полной ответственности за себя и ему была нужна бы информация для принятия informed decision. Самостоятельного принятия.

Точно также и с терапией. Это личная ответственность клиента – выбрать нужный именно ему для решения именно его проблемы подход. И, если сработал один, попробовать другой. Не обвиняя терапевтов при этом в том, что они ничего не понимают. Никто не творит чудеса, все выполняют четкие запросы от клиентов. И, если такового нет, то о каком результате можно говорить? “Принеси то, не знаю что”? “Мысли прочитай”? “Позаботься обо мне”? Это – позиция маленького ребенка, причем, очень и очень маленького, которому нужны родители, а не психолог. Потому что он даже analytically мыслить и принимать решения не в состоянии.

В этом, by the way, тоже есть элемент “do not abuse your power over a client”. Потому что, становясь в позицию authority figure, беря на себя роль родителя, терапевт автоматически начинает bear all responsibility не только за последствия, но и за клиента – человека – как такового. Да, как родитель/опекун. И это – огромная ответственность. В рамках терапии на это заключается договор. С жесткими ограничениями в виде профессиональной этики. Otherwise, это много чем чревато. В рамках ответов на вопросы – нет. Поэтому не стоит приходить и опосредованно говорить – “Возьмите на себя ответственность за меня, а? Я с ней не справляюсь”. Ну, и психолог вполне может отказаться брать на себя ответственность. Имеет полное право. За таким – к родителям/родственникам/партнерам/опекунам/emergency contacts, которым дали право принимать решения за человека в случае его недееспособности.

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий

  1. Татьяна

    С клиентами надо нянчиться, пока не подрастут и не станут самостоятельными. За этим и обращаются многие, у кого нет ни родителей, ни опекунов. Автор этого не понимает. А жаль. Столько апломба…

    Ответить