О влюбленности в своего психотерапевта

Общая психология

Вообще, романтические чувства клиентов/пациентов к своим терапевтам – вещь далеко не новая. О том же романе Sabina Spielrein и Carl Jung не знают разве что те, кто вообще не в курсе истории возникновения психоанализа и analytical psychology. Со временем подобные отношения были запрещены: сначала просто профессиональной этикой, а потом и законом в некоторых странах. Лицензии на практику в психотерапевтической области за такое, если оно выплывет наружу, можно лишиться очень быстро. Но это не значит, что ничего подобного больше не случается. Люди есть люди.

Другой вопрос, что power balance изменился: сейчас терапевт обязан не пересекать черты, передать клиента/пациента другому специалисту, если вспыхнула искра, и самоустранится. А вот клиента ничего ни к чему не обязывает. Ну, и много чего случается. Сталкинг в том числе.

Чаще всего этим увлекаются женщины. Ну, эротомания вообще преимущественно женское явление, хотя и у мужчин встречается.

И избежать этого практически невозможно. Потому что вся психотерапия по сути строится на том, что называется transference. То есть переносе значимой фигуры в жизни клиента на терапевта. Происходит это всегда – и бессознательно со стороны клиента. На этом, by the way, и базируется знаменитые советы – “Надо найти “своего” терапевта” или “Надо найти того терапевта, который понравится”. А еще привычка клиентов терапевтов выбирать именно по принципу “Он мне нравится или нет”. Фактически смысл и того, и другого – в поиске того, что наиболее похож по какими-то личностным качестве или внешне на пресловутую значимую фигуру. Только не на реального человека, а на его идеализированную/улучшенную версию.

Обычно в качестве значимой фигуры выступает какой-то из родителей или тот, кто его заменял. Все психологи об этом прекрасно знают и часто играют для клиентов роль не терапевтов, а заменяют им родителей. Что ничем не способствует эффективности терапии, though.

Transference одновременно хорош и плох тем, что, перенеся на терапевта, say, своего отца, клиент тем самым выдает ему ключи от своей души. On the one hand, это замечательно, потому что реально позволяет зайти в реальность клиента и работать с его разрешения. On the other hand, очень slippery эта дорожка – от помощи до abuse of power со стороны психолога там один маленький шаг.

А еще он одновременно хорош и плох тем, что, on the one hand, у клиента есть возможность общаться live с тем идеальным отцом в лице терапевта, каким бы мог его реальный отец, если бы не что-то там, что ему помешало стать хорошим отцом своему ребенку. On the other hand, сама природа transference не позволяет клиенту видеть, что он берет другого человека, надевает на его улучшенный образ отца и начинает к этому Frankenstein испытывать сильные чувства. Хорошо, когда это именно все те претензии вместе болью/гневом/etc, которые давно пора уже выпустить наружу. А не этот хитрый механизм, руководящий выбором сексуального партнера. Когда девочка ищет – и находит as a rule – отца, недоступного для нее как мужчина, в тех мужчинах, которые для нее доступны как мужчины. Если он берет верх, влюбленность клиента в терапевта практически неизбежна.

И вот что интересно – не идут же такие клиенты к терапевтам своего пола, хотя именно к ним им надо. То есть они сами фактически провоцируют себя на попадание в такую ситуацию.

Зачем? Если отложить в сторону эротоманию, поскольку это уже патология, то влюбленность в терапевта – способ безопасно прожить любовь к тому же отцу. И Эдипов комплекс, если он имеется. Получив in so doing опыт любви к мужчине, который не причиняет боль/игнорирует/выбирает других/что там еще. Что – если терапевт попался толковый, понимающий, что он делает, и какие у этого будут последствия, – очень хорошо выправляет личную жизнь клиента. Тут мало просто отца заменять. У отца не только отцовские обязанности по отношению к ребенку. Он еще и закладывает модели поведения в романтических отношениях. Поэтому у многих женщин, которые сидят на терапии и ковыряются в маме, не получается пресловутое “хочу замуж”. А не к маме с этим вопросом все-таки. Мама не может рассказать – каким может и должен быть мужчина как партнер, это может сделать только мужчина. И показать личным примером.

И вот тут огромное значение имеет личность терапевта. Можно, конечно, овердохрена времени провести на личной терапии, но от себя не убежишь и транслировать он такому клиенту будет все равно себя, а не профессиональные постулаты об отношениях. То есть если он – сексист или для него самого комфортны патриархальные отношения в паре/браке, то это он и будет транслировать клиенту. И вести себя в контексте такого transference он все равно будет так, как ему естественнее/привычнее вести себя в отношениях/браке. Нельзя все-таки будучи скотиной по жизни стать своей противоположностью на работе. Как ни старайся, true self все равно так или иначе вылезет.

Так что и тут, не в того влюбившись, напороться можно шикарно.

Поэтому не надо влюбляться. И вообще надо терапевта не эмоциями/чувствами, а головой выбирать. Сердце – это все же для личной жизни.

Ну, а если все-таки такое случилось, стоит честно это озвучить на терапии и посмотреть на реакцию. Если терапевт отреагирует неправильно, его стоит сменить. С такими вещами не шутят. И в них очень хорошо проверяется профессионализм и профессиональная ответственность. Просто потому, что на терапии клиент уязвим и открыт любому влиянию. И сразу видно – для чего его доверие использует терапевт. Для игр или для результата. А если у вас “привычка влюбляться в своих психологов/психиатров/психотерапевтов” (с), то это отличный запрос для терапии.

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий