«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Общая психология

Людей с инвалидностью в России 11 миллионов, но их жизнь и сексуальность до сих пор окружены мифами. Как люди с инвалидностью реализуют сексуальные потребности? Почему важно заниматься секспросветом в России? Кто такие суррогатные партнёры?

Журналистка Софья Гетц поговорила с рекрутером Яндекса и 2D художницей-аниматором об их личном опыте, а также обсудила важные вопросы секспросвета со специалистом по половому воспитанию. В лонгриде о сексуальности людей с особенностями развития герои рассказывают, чем мешает гиперопека родителей, какие неловкие ситуации возникают при интимном общении, почему людей с инвалидностью неправильно репрезентуют в массовой культуре, из-за чего «доступная» среда остается недоступной, почему секс-игрушки и кинки-вечеринки важны для познания и раскрытия сексуальности, а также от кого должна исходить инициатива в разговоре о сексе и почему гармоничные отношения с собой лучше выстраивать в семье.

О людях с особенностями развития в нашем обществе говорят обычно в контексте вопросов здоровья, безопасности, потребности в специализированных средствах и препаратах, но почти никогда — в контексте секса и сексуальности. Тем не менее они влюбляются, испытывают влечение и занимаются сексом, как любые другие люди. Поскольку до сих пор темы инвалидности и сексуальности являются во многом табуированными в нашей стране,‌ сексуальность этих людей становится табу внутри табу.

О сексуальности людей с особенностями развития существует множество мифов и ошибочных представлений, например, что человеку с инвалидностью секс не нужен. Неуверенность в себе, недружелюбная среда и нехватка образовательных проектов препятствуют выражению сексуальности. К тому же, людей с инвалидностью часто воспринимают как детей, нуждающихся в защите и заботе, тем самым выставляя их асексуальными. Однако асексуальность не связана с инвалидностью, и большинство людей сексуальны, неважно когда, как или с кем эта сексуальность проявляется или не проявляется. Сексуальность включает в себя гендерную идентичность, сексуальную ориентацию, эротизм, удовольствие, интимность и выражается в мыслях, фантазиях, желаниях, представлениях, ценностях, поведениях, практиках и отношениях.‌

Поскольку людей с инвалидностью очень редко снимают в фильмах, сериалах и рекламе, из-за отсутствия репрезентации остальные могут воспринимать их как несексуальных. Неприятие — это первая естественная реакция на что-то новое, незнакомое. Звучит дико, что мы исключаем из культурного контекста и не считаем сексуально привлекательными 11 млн человек в нашей стране. Нереалистичные представления о красоте и сексуальности, навязанные индустрией развлечений и моды, не способствуют нормализации восприятия любых людей, отличающихся от этих стандартов.

Сексуальное образование людей с особенностями развития важно из-за частых случаев насилия над ними. По статистике американских исследователей, женщины и мужчины с ментальной и физической инвалидностью в три раза чаще подвергались сексуализированному насилию. Среди всех людей, которые были изнасилованы, у 26% была хотя бы одна особенность развития. Люди с особенностями интеллектуального развития подвергались сексуализированному насилию в 7 раз чаще, чем люди без особенностей, среди них женщины — в 12 раз чаще.

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Частота сексуализированного насилия над людьми с ментальной инвалидностью. По статистике люди с ментальной и физической инвалидностью подвергаются сексуализированному насилию в три раза чаще людей без инвалидности / Данные: Bureau of Justice Statistics, National Crime Victimization Survey, 2016

Из-за мифов о сексе, которые транслируются в фильмах, книгах, порно люди с особенностями развития могут считать свой секс неполноценным или ненастоящим. Но секс — это не только акт пенетрации, но и прикосновения, поцелуи и любая интимная близость и сексуальная активность. Сексом может считаться всё то, что люди сами хотят называть сексом.

Чтобы снять стигму с тем сексуальности и инвалидности, нужно как можно чаще обсуждать эти вопросы и слышать голоса людей, которые ежедневно сталкиваются со стигматизацией. О личном опыте рассказывают рекрутер компании «Яндекс» и волонтёр фонда «Нужна помощь» Илья Рутковский и 2D художница-аниматор Алина Заболотная. А педагог-психолог и специалист по половому воспитанию Ольга Каминина отвечает на самые важные вопросы о сексуальном образовании.

Содержание
  1. «Я очень люблю тактильность: люблю обниматься, люблю целоваться. Для меня, наверное, это даже важнее, чем секс». Илья Рутковский, 28 лет
  2. О сверстниках, разговорах с родителями и секспросвете
  3. Про первый сексуальный опыт, неуверенность в себе и неудобные вопросы
  4. О мифах об инвалидности и сексуальности, недоступной среде и свиданиях
  5. О секс-игрушках, кинки-вечеринках и суррогатных партнёрах
  6. Об отсутствии секса, фильме «1+1» и репрезентации
  7. «Для меня самое сексуальное, что есть в человеке, это возможность понимать друг друга без слов». Алина Заболотная, 22 года
  8. О влюблённостях, уверенности в себе и образе ребёнка
  9. О феминизме, первом поцелуе и гиперопеке
  10. О секспросвете и секс-услугах
  11. О репрезентации в массовой культуре и романтизации болезней
  12. Об осознании своей сексуальности
  13. «Наша задача — работать над тем, чтобы было меньше стигм, потому что это нормально, что люди с особенностями развития, какие бы они ни были, занимаются сексом, мастурбируют». Психолог Ольга Каминина о важности сексуального образования и необходимых изменениях

«Я очень люблю тактильность: люблю обниматься, люблю целоваться. Для меня, наверное, это даже важнее, чем секс». Илья Рутковский, 28 лет

блог

О сверстниках, разговорах с родителями и секспросвете

В подростковом возрасте у меня не было традиционного разговора с родителями про пестики и тычинки. Эта тема вообще не всплывала до одного момента. Тогда все играли в компьютерные игры, я в том числе. Я играл в Counter-Strike, и как-то в игре узнали о моей инвалидности. Возникла перепалка, мне сказали: Мне было лет 13, и меня это сильно задело. Родители заметили, был разговор с отцом. Он сказал, что у них ничего не было, всё узнавали сами, и посоветовал зайти в интернет и всё прочитать. По сути он ничего не сказал. Я и до этого заходил в интернет. Потом я, как и все, стал смотреть порно, интересоваться этой темой. Тогда не было особо источников, ну может, журнал Maxim, который я брал у отца. Дальше теории не заходило. С друзьями, как любые подростки, обсуждали эту тему на уровне «о, сиськи, класс!». Каких-то глубоких разговоров не было, обычный подростковый трёп.

Сейчас есть много источников. Мне кажется, что очень важны разговоры про границы и про правильный нейминг — никаких пестиков и тычинок быть не должно. Если говорим о детях, то в процессе развития нужно объяснять всё правильными понятными терминами, чтобы не возникало двойственных ситуаций, как в знаменитом примере с печенькой.‌ В разговорах о границах считаю важным, как сейчас это называют, «правило трусиков»: объяснять, что есть определенные границы, дальше которых уже не должна заходить даже игра. Ближе к подростковому возрасту говорить о контрацепции, об этом нужно знать обязательно.

У ребенка в любом случае будут вопросы, а объяснять в духе «детей аист приносит» странно. Понятно, что для 6 лет будут одни слова, для подростков — другие, но они должны быть понятны, нужно уходить от образности. Ещё важно говорить о разнообразии, о разных ориентациях и гендерах. Рассказывать и объяснять, какие бывают и почему. Особенно с учетом того, что у нас в обществе считается, если школьник увидит гей-парад, тут же станет геем. Как будто вирус какой-то подцепил или типа того.

Про первый сексуальный опыт, неуверенность в себе и неудобные вопросы

В школьное время, да и немного позже, хоть тема секса меня и интересовала, я ничего не предпринимал. Было ощущение, что никто не захочет со мной «мутить». Очень негативное восприятие [себя] было. Даже друзья спрашивали, почему не познакомлюсь с кем-нибудь. А у меня были упаднические мысли. Позже, конечно, я стал пользоваться сайтами знакомств, пытался общаться. Были какие-то свидания, но дальше ничего не заходило. Потом я познакомился с бывшей женой. Это были мои первые романтические отношения, которые переросли в итоге в свадьбу. С ней у меня и был первый сексуальный опыт.

Я считаю, что не нужно стесняться каких-то проявлений. Вообще я очень люблю тактильность: люблю обниматься, люблю целоваться. Для меня, наверное, это даже важнее, чем секс. Обстановка, внешние атрибуты, какая-то нежность. Я вообще романтик: мне нравятся прогулки, красивые свидания в интересных местах.

При поиске отношений больше препятствие в голове в первую очередь у самих людей с инвалидностью. У меня тоже был такой период, когда я не был уверен в себе. Это, может быть, стереотипизация, но в России, мне кажется, у людей с инвалидностью больше негатива [по отношению к себе]. Не знаю, из-за чего так, от чего это зависит. Родителям часто свойственна гиперопека, когда внимание полностью посвящено ребёнку. Как правило, мамы воспитывают таких детей, потому что часто семьи распадаются.

И они думают: «Ну какой там секс, мой ребёнок такой больной и только я знаю, что надо делать и как ему помочь».

Второй момент связан с обществом. У нас очень низкий уровень информированности. Даже не о редких заболеваниях, а о людях с инвалидностью вообще, как они живут. Очень много мифов, что это полностью не самостоятельные люди, какие-то не такие. И это мнение не из-за того, что люди плохие и так относятся к инвалидам, они просто не знают о людях с инвалидностью. О том, как это влияет на сексуальность, на возможность жить, работать, вести активный образ жизни. Но инвалидность бывает разная. Некоторые формы не препятствуют даже сексу, как его понимают в классическом представлении. Многие болезни никак не затрагивают биологический аспект. Мне часто задавали вопрос, мол, а у тебя как? Всё там ок? Почему-то людей, особенно парней, это очень интересует. В топе вопросов находится.

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Для меня нет каких-то неудобных вопросов, мне нормально отвечать на любые вопросы, пусть даже и о таких вещах, о которых не очень тактично спрашивать. Потому что я понимаю, что этим я делаю небольшой вклад в информирование. Мне не обидно, меня это не задевает. Но если общение будет ограничиваться только вопросами об инвалидности, то чувствуешь себя объектом исследования, а не человеком. Хочется и обычного общения. «Как дела? Как настроение? Где ты работаешь?» и всё такое.

О мифах об инвалидности и сексуальности, недоступной среде и свиданиях

У нас в блоге были ответы на популярные мифы. Есть один, связанный с религией, который меня очень бесит. Считают: . Если человек с инвалидностью религиозен, то это его личное дело, но я против навязывания. Другой миф о том, что вместо секса лучше думать о здоровье. Да и не только про это. Зачем работать, напрягаться, тяжело же? У меня был случай. Я играл в онлайн-игру и руководил гильдией. Один человек узнал, что у меня инвалидность, и когда мы обсуждали вопросы, связанные с руководством, с игрой, он говорил: .

Даже в таких мелочах, нелепых аспектах вся жизнь сводится к медицинским особенностям.

Так же с ума можно сойти, если всё время об этом думать. Когда у меня работа появилась, дедушка первое время спрашивал: Я говорил: , — а он: . Сейчас уже такого нет, но вначале было.

Среда тоже очень существенно влияет на реализацию потребностей. Зимой сходить на свидание или потусить с друзьями очень трудно. У меня, например, сильно мерзнут руки на улице, могу максимум 10 минут провести — добраться от подъезда до машины и от машины до теплого места. Я уже не говорю о том, чтобы покататься на лыжах. Хотя я знаю, что в Европе этот вопрос как-то решается, есть специальные приспособления, чтобы покататься с горки. И опять же, чтобы у тебя был секс, ты должен с кем-то познакомиться сначала. Просто так с неба он не упадет. Но если банально ты из дома выйти не можешь, то как общаться и знакомиться? Понятно, что есть всякие сайты, но возможность просто познакомиться в парке или затусить в баре ограничена доступной средой. Зимой я познакомился с девушкой, хотел позвать в кафешку, и неделю искал в Москве доступную нормальную. Из 20 вариантов остался только один, где пологий вход, в туалет можно заехать. Про это вообще редко вспоминают, но это очень сильно ограничивает время нахождения вне дома, пока не захочешь в туалет. Недавно ходили с девушкой в Новую Третьяковку. Естественно, чтобы сходить в туалет, нужно ждать женщину с ключом. Там была ужасная кабинка метр на метр, в которой я еле поместился. И это такой известный музей, который знают по всему миру, относительно новое отремонтированное здание. Представь, что приходишь в Уфицци, а там такой туалет. В лифт тоже заехал, а до дверей осталось миллиметров десять. Я, конечно, к этому с юмором отношусь, но часто просто бесит.

Читайте также:  Психолог жестит на сеансе

О секс-игрушках, кинки-вечеринках и суррогатных партнёрах

Есть разные способы реализации сексуальных потребностей. Я очень положительно отношусь к секс-игрушкам. Мы даже в блоге планировали делать мини-обзоры на игрушки с прицелом на инклюзивность и доступность, какие удобнее использовать. Я видел, что люди сами делают специальные приспособления. В финском репортаже о паре молодых людей на колясках показывали вакуумный стимулятор, типа популярного пингвинчика, к нему приделывали палочку деревянную, чтобы девушка могла сама использовать. Ассистенты помогали им расположиться удобно на кровати. Вообще об этом мало информации, но люди с инвалидностью часто используют такие лайфхаки. Если бы ими делились в открытом доступе, было бы круто.

Ещё было бы здорово, если бы в рамках мероприятий типа секс-вечеринок (кинки/квир/бдсм/свингер/каддл) создавались инклюзивные пространства. У меня лично есть такой запрос. Я общался с создателями нескольких таких штук в Москве. Все были довольно дружелюбны, но говорили, что их помещения недоступны для людей в колясках, так как обычно это клубы в каких-то лофтах, где много ступенек и лестниц. Например, в одном БДСМ-клубе доступен только первый этаж с кафе, где не проводится большинство экшенов. Я читал на «Ноже», что в Питере пытались создать инклюзивную чувственную вечеринку, но она не сильно пользовалась спросом. В той же статье рассказывали о таких больших кинки/бдсм мероприятиях в США и Канаде.

Это что-то типа Комик Кона: огромные пространства, где есть даже специальные подъемники и персональные ассистенты/волонтеры, которые помогают людям с инвалидностью.

К секс-услугам я отношусь негативно, потому что в нашей стране это никак не регулируется. Это незаконно для обеих сторон, нет защиты прав секс-работников. Сфера очень криминализирована. Мы знаем о принуждении и других способах давления. Паспорта даже отнимают, это уже ближе к рабству. Я считаю, что пользоваться такими услугами неэтично. Спокойнее отношусь к секс-услугам в тех странах, где это легально, есть защита, медицинская помощь, страховка.

А вот суррогатные партнеры‌ — это уже совсем другое дело. Я подписан на нескольких, которые ведут свои блоги в России. Считаю, что это нормально. Они существуют не так давно, но здесь всё этично, нарушений я не вижу. Суррогатное партнёрство не обязательно подразумевает физический контакт. Парень, на которого я подписан в телеграме, занимается больше психологическими аспектами, помогает раскрыться, чтобы всё было осознанно, но и практические встречи проводит. И всё равно на них уклон в психологию. Это должен быть специалист, который хорошо подкован в психологии, сексологии. Должен проходить специальные курсы. Я думаю, у нас нет сертификации, но в тех странах, где это практикуется, всё уже отработано. Но это нужно и правильно. Понятно, что сложно с точки зрения законов. У нас даже секспросвет на полулегальном положении.

Об отсутствии секса, фильме «1+1» и репрезентации

Есть асексуальные люди, которые вообще не испытывают влечения. Добровольный отказ от секса — это тоже нормально. Важно говорить о разнообразии: секс — это не только пенисо-вагинальный контакт. Наверное, все смотрели фильм «1+1», где главный герой кайфовал, когда ему делали массаж ушей. Это тоже проявление сексуальности. Если люди вынужденно отказываются от секса из-за неуверенности в себе, каких-то негативных мыслей, то здесь должна быть психологическая поддержка, чтобы помогать справиться с этим. Для тех, у кого проблемы именно в реализации, есть лекарственная вспомогательная терапия, «Виагра» та же, грубо говоря, есть в виде инъекций препараты, если совсем нехорошо всё.

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Кадр из фильма «1+1», реж. Оливье Накаш и Эрик Толедано, 2011

Вообще «1+1», мне кажется, хороший фильм, не заметил сильных клише. Понятно, что он художественный. Но что касается кино, я считаю, что вообще мало актеров с инвалидностью. Даже в этих фильмах людей с инвалидностью играют обычные актеры. Единственный пример, который могу вспомнить — «Половое воспитание». Там играет актер с инвалидностью, и это круто. Мне очень нравится, как они сняли интимную сцену. Очень хороший сериал и очень нужный. Вообще новые так называемые подростковые сериалы можно смотреть всем. Та же «Эйфория», очень классный сериал.

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Кадр из сериала «Половое воспитание»

Даже в порно (хотя порно — это плохо для образования, потому что там всё гипертрофировано и нереалистично) должна быть репрезентация людей с инвалидностью. И в других сферах тоже. Те же компьютерные игры. Сейчас уже стали появляться модели с инвалидностью, которые участвуют в рекламе и в модных показах. Это не должно быть чем-то особенным, а восприниматься так, что есть и такие люди, есть черные, белые люди. И в массовой культуре это должно отражаться, конечно.

И вообще важно не замыкаться, не стесняться говорить открыто о себе, о своих чувствах, эмоциях. Не бояться спрашивать и просить помощи. У меня есть такой момент, что я стесняюсь просить помощи у кого-то. Это иногда очень мешает. Всегда проще спросить, чем думать и представлять, что тебе откажут, не так поймут. Конечно, иногда [навязчивое] предложение помощи очень раздражает. Поэтому сейчас выходят памятки, как лучше предложить помощь. Лучше всего спросить, а не молча что-то делать. Не нужно стесняться задавать вопросы, пусть даже не очень удобные. Не обижающие, конечно, открыто. Но нужно спрашивать и слушать. Это мы не умеем делать вообще.

«Для меня самое сексуальное, что есть в человеке, это возможность понимать друг друга без слов». Алина Заболотная, 22 года

О влюблённостях, уверенности в себе и образе ребёнка

Я уже больше трёх лет под опекой хосписа «Дом с маяком» и, как бы странно ни звучало, именно когда я попала в хоспис, началась моя настоящая жизнь. Тогда же, в 18 лет, я поняла, что хочу быть мультипликатором, и две близкие мне вещи — помощь людям и творчество — объединились. Все ребята в хосписе были очень открытые, многие из них уже работали, это меня вдохновило. Один мальчик даже жил отдельно ото всех. Я хотела с ним замутить, чтобы жить отдельно от мамы, но он, по-моему, понял это и отшил меня . Ещё я думала с ним встречаться, потому что он из ребят вообще единственный ходячий, а у меня такой принцип, что с колясочником не смогу встречаться: физически ничего невозможно будет сделать — у меня не сгибаются ноги, и это очень тяжело.

Первый раз я влюбилась в 7 лет и только в 18 поняла, что была влюблена все эти 11 лет. Не знаю почему, но я себе не разрешала об этом думать, у меня был внутренний блок. Это связано с комплексами. Я была единственной двенадцатилетней в школе, у которой не было месячных (они начались у меня в 17), и все девчонки постоянно говорили: . И я долгое время думала, что это меня не волнует, а оказалось, капец как волнует. Всё, естественно, было безответно, но я ничего не фантазировала, потому что мне было стыдно, неловко. Я считала, что мне запрещено влюбляться, что я не имею права.

В 18 лет этот блок начал сниматься. У меня появилась подруга, которая вышла замуж. Она просвещала меня в этом плане, потому что понимала, что мне это нужно. Присылала какие-то книжки по секспросвету, но читать я их стеснялась.

Мне было неловко читать даже фанфики с персонажами из Гарри Поттера, потому что все они были с постельными сценами.

Я ни с кем этим не делилась до того момента, пока не попала в хоспис. Там я узнала, что у многих такая проблема. К нам с лекцией приезжала психолог-сексолог. Половину я знала (всё, что до лишения девственности), остальное было покрыто завесой тайны. Это логично: у меня не было секса, и я не знаю, что там за этой оградой блуда и разврата .

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Позже я перестала стесняться, начала одеваться по-другому, надела в первый раз кожаное платье, и мне сделали столько комплиментов! Помню, как-то запала на чувака одного, это просто во мне взорвалось каким-то вулканом и выплеснулось. Я ему в вотсапе написала: . Но потом вспомнила, что у него не записан мой номер. Это было очень тупо. Он такой: Я подумала, что можно съехать [с этой темы], но забыла, что у меня там аватарка, логин и цитата, как в контакте. В общем, он сразу понял, кто это. Сейчас смешно вспоминать, но я думала, что он моя единственная любовь на всю жизнь. Это было три года назад. Сейчас мы с ним лучшие друзья, я даже спрашиваю советы по поводу других парней. Я не могу на него злиться, потому что изначально понимала, с кем имею дело. Я жила знаниями из сериалов, фильмов и книг, где по сюжету всегда вместе пай-девочка и парень, который со всеми спит, а потом находит одну единственную, влюбляется. Была уверена, что это наша история. Я его изменю, я его спасу. Но нет. Я всё это придумала в своей голове, продумала каждый шаг, но не учла, что у него есть своя жизнь и он в душе не чает, что я уже дала имена нашим детям и взяла его фамилию. И очень благодарна, что он не воспользовался моей слабостью.

Потом я узнала, что он тоже представлял нашу жизнь вместе, но боялся ответственности (так не нравится это слово). Ответственность может быть за собаку, за ребёнка, но мы же две разные личности. Это моя боль, что меня все воспринимают как ребёнка, и я сейчас очень с этим борюсь. Раньше, когда мне не нужно было мужское внимание, это было на руку. А сейчас я пытаюсь выйти из этого образа.

Банально, даже когда мы с мамой идём в магазин, она заходит в детский отдел, в аптеке покупает детский крем, в кафе берёт детское меню.

Я думала, меня это не задевает, пока однажды ко мне не приехал парень, который вёл себя очень мерзко, и не сказал, что воспринимает меня как ребёнка. Самое тупое: перед тем, как он приехал, я мастурбировала, потому что прочитала, что если помастурбировать перед свиданием, становишься более привлекательной . И вот выхожу я из туалета вся потная, мокрая, в красивой одежде, и он мне говорит: . У меня всё упало, было очень больно.

До знакомства с ними двумя я не думала про свою внешность, сексуальность. Благодаря моему лучшему другу я сейчас более уверенная в себе.

О феминизме, первом поцелуе и гиперопеке

Я шучу на тему того, что я довольно несамостоятельная и мне невыгодно быть феминисткой, потому что тогда придётся всё делать самой. Но меня бесит, что если ты девочка, то должна вести себя соответственно. Был момент, когда меня никто не воспринимал как девочку. То есть сначала я боролась с тем, что я не ребёнок, начала вести себя агрессивно, и ребята начали воспринимать меня как парня. Почему я постоянно должна доказывать, что я не та, за кого меня принимают?! В какой-то момент я устала, забила и стала вести себя как веду.

Три главных стереотипа: для своих родителей ты всегда ребёнок, девочка должна вести себя как девочка и человек всегда должен быть в хорошем настроении.

В январе у меня был первый поцелуй. В тот момент я почувствовала такой прилив и просто выбежала из комнаты, боясь, что это зайдёт ещё дальше. После поцелуя меня стошнило: так сильно переволновалась. Испугалась своих эмоций, что выйду из-под контроля, и мне стало тошно больше от самой себя. Парень, с которым я целовалась, нравился мне какое-то время, а потом очень сильно обидел, мы долгое время не общались, и вдруг этот порыв [поцелуй]. Но поговорить с ним не о чем, одна тема — секс. Об этом я могу поговорить с подругами, с психологом, почитать, посмотреть ролики на ютубе. Для меня самое сексуальное, что есть в человеке, это возможность понимать друг друга без слов.

Читайте также:  Токсичные отношения и абьюз. Часть 1

Кстати, родителям я сказала про поцелуй. С ними у меня настолько доверительные отношения, что даже мама мне говорит: . А я рассказываю, потому что боюсь за себя. Веду словесный дневник, чтобы все знали, что со мной происходит, если я потеряю контроль. Какие-то вещи я не рассказываю маме, чтобы не навредить другому человеку, потому что знаю, что она готова за меня убить. Но мама говорит, что со мной всегда должен быть сопровождающий, чтобы она знала, кому потом дать пизды. В школе, например, были серьёзные разговоры с двумя моими лучшими друзьями о том, что я очень хрупкая, что обо мне надо заботиться, что меня нельзя никуда отпускать одну. А я за всю жизнь себе ни разу ничего не сломала.

Я такой человек, как из мультфильма Лука. В той сцене, где друг вытаскивает Луку на берег, он спрашивает: На что Лука отвечает: Это про меня, мне никогда ничего не хотелось сделать назло. Сказали нельзя — значит нельзя, значит есть причина. Естественно, из-за этого я просрала кучу всего. Но, по крайней мере, осталась жива, цела и невредима. Меня инстинкт самосохранения и страх быть пойманной тормозили.

О секспросвете и секс-услугах

Однажды моя психотерапевт сказала, что я очень красивая, что достойна любви, достойна жить своей жизнью, быть с лучшим человеком в мире и всё такое. Я начала смеяться. Она спросила, почему я смеюсь. А мне стало смешно потому, что я хотела услышать это от родного человека, а не от незнакомого, которого я вижу в четвёртый раз. Это был горький смех.

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Но мои родители учатся, работают над этим. Самое страшное, что я не помню своего с ними разговора о сексе, а в прошлом году мама посадила на такой разговор мою сестру, которой было 16 лет. Сестра сказала: И я поняла, что дело было в том, что они не верили, что мне это будет нужно и полезно. Или пять лет назад, когда мне было 16, они сами не были готовы со мной обсуждать. Возможно, они хотели, чтобы я шла по пути монахини.

А пик лицемерия — когда все, кто занимается сексом, говорят, что секс переоценивают. Вы что, издеваетесь? Возможно, секс и правда переоценивают. Но человеку, у которого он есть, не понять, каково это — жить без него. Это сказывается на твоей сексуальности. У меня был период, когда я готова была на стенку лезть, зашкаливали гормоны. Я постоянно возбуждалась. Наденешь узкие джинсы, идёшь по улице и думаешь, что кончишь прям там. Один раз возбудилась в такси. Всё из-за того, что не было половой жизни, не было времени снять напряжение.

Я научилась сбрасывать напряжение, когда очень возбуждена, через творчество. Начинаю рисовать — и прям вдохновение приходит. А готовый крутой рисунок, как оргазм.

Можно купить секс-игрушки, но не хватает людей, которым доверяешь, чтобы они эти игрушки принесли. В основном многие живут с родителями, и очень странно просить об этом маму. А так разнообразие огромное. Больше проблема найти того, кто тебе её даст, оставит одного. Кто не будет осуждать, подставлять. Вторая половинка, условно говоря.

Если бы я была физически посимпатичней (опять эти комплексы), то пошла бы в вебкам. Сейчас это очень популярно, и, мне кажется, здесь нет ничего такого. Я там не сижу, а то у меня будет ещё больше комплексов . Очень грустно, что секс-услуги не защищены законом. Не понимаю, почему нельзя сделать эту профессию официальной. Куда ни посмотри, все говорят о сексе постоянно. Он везде, а все делают вид, что его нет. Если это будет легально, то люди станут более открытыми сами по себе. Но пока это не про нашу страну. Блин, да у нас до сих пор ЛГБТ запрещено. У нас такая политика, что если не рожала — ты не женщина. Но рожать я точно не смогу. Я об этом задумывалась, и меня это очень расстраивало. Я сижу с маленькой сестрёнкой, когда приезжаю к папе, и мне грустно. Я не смогу родить из-за маленького веса, перекоса таза, да и таскать ребёнка на руках не смогу. Был случай, когда сестрёнка уснула на столике, и я хотела её перенести, но не смогла поднять. Я её медленно опустила и начала плакать. Если бы общество не педалировало эту тему, было бы проще, было бы меньше детей в детдомах. Многие рожают из-за давления, а потом понимают, что не потянут, и отдают детей.

О репрезентации в массовой культуре и романтизации болезней

В массовой культуре тема людей с инвалидностью многим не интересна. Никто не знает, что с этим делать и как подать. Очень долго не знали, как подать ЛГБТ-истории, как подступиться, чтобы не было по-сексистски, по-расистски, было политкорректно. Я вижу, что появляются персонажи с инвалидностью, взять того же Айзека из «Полового воспитания». Но по сюжету ему ничего не светит: главная героиня всё равно выбирает другого. Возможно, у Айзека кто-то появится в будущем, но нужно сделать так, чтобы это не было сказочной историей, в которую никто не поверит. До сих пор помню фильм «Костяника», наш русский. Это просто моя боль. Сейчас я понимаю, что он ужасный, но я считала его крутым, он давал мне надежду. У девочки было какое-то заболевание, она на коляске была. И мальчик, главный герой, в неё влюбился. А за мальчиком бегала красотка местная, шалава какая-то. Он выбрал ту, что на коляске, а она в конце почему-то встала и пошла.

У нас почему-то всегда эти истории заканчивались тем, что главные героини вставали с коляски.

И я думаю: Или нашумевший «Лёд» с Петровым. Этот сюжет, что она встала… У нас вообще к инвалидности относятся, как к проклятью. И только любовь спасёт человека от этого проклятья. Даже по Библии, инвалидность — это наказание за грехи, а Иисус всех исцелял. Все сидят и ждут Иисуса. Ага, не дождётесь.

Я раньше романтизировала муковисцидоз и рак, потому что люди, у которых эти диагнозы, обычно худые, с бледной кожей, глаза кажутся больше на этом фоне. И ещё они ходят и внешне выглядят, как все люди. Я их ненавидела, казалось, что у них есть огромное преимущество и им легко завести отношения. Сейчас я понимаю, что мне проще, мой диагноз легче, я могу жить без аппаратов, без таблеток и уколов.

В выпуске Яна Топлеса увидела, что чем более пропорциональное и симметричное лицо у человека, тем более привлекательным мы его считаем. Поэтому все тащатся от Брэда Питта — его лицо почти идеально вписывается в эти параметры. И даже мне, человеку, который довольно непропорционален, было сложно привыкнуть к ребятам из хосписа. Я только спустя три года перестала воспринимать их как инвалидов.

Об осознании своей сексуальности

Помню момент, когда я перестала комплексовать. Это было в мае, я давала интервью по поводу внешности. Я всё высказала, а потом дома полночи ревела. И на следующий день отпустило. Помню, как приехала к папе, и мне надо было развесить бельё. Там был купальник моей мачехи, с которым она ходит в бассейн. Я решила его примерить. Надела, с закрытыми глазами подхожу к зеркалу, разворачиваюсь, открываю глаза… и просто охреневаю от того, насколько я секси в этом купальнике. У меня же сколиоз, а там спина голая. Я повернулась и думаю:

«Принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни»: люди с инвалидностью о стереотипах, самореализации и любви к себе

Осознать свою сексуальность мне помогли комплименты. Когда мне признался в любви парень, он сказал, что не может смотреть на меня, потому что я очень красивая, что его привлекают мои формы. И это придало мне уверенности. Раньше мне некоторые фотографии казались уродством, а сейчас они для меня смешные и кринжовые.

Ещё помню, когда я надела платье, парень, который мне нравится, встал, даже замешкался, и сказал:

Вообще, каждый человек красивый. Как сказала Мэгги из «Эйфории», «вся красота состоит на 10% из ухода за собой и на 90% из уверенности в себе». Раньше я в это не верила, а сейчас понимаю, что так и есть.

Мне кажется, что принятие себя — первый шаг к сексуальной жизни.

«Наша задача — работать над тем, чтобы было меньше стигм, потому что это нормально, что люди с особенностями развития, какие бы они ни были, занимаются сексом, мастурбируют». Психолог Ольга Каминина о важности сексуального образования и необходимых изменениях

— Почему необходимо сексуальное образование людей с особенностями развития?

Во-первых, к сожалению, в России нет статистики по насилию, но наши зарубежные друзья провели ряд исследований , и по ним девушки с особенностями развития чаще подвергаются насилию, потому что не понимают, что с ними происходит, какой умысел у человека. Во-вторых, ребята с особенностями развития живут в ограниченном социуме, и их знания фрагментарны. Люди, как мы говорим в педагогике, нормально развивающиеся (хотя это жутко неэтично) информацию черпают из интернета, от друзей. И, поскольку они обладают критическим мышлением, могут определить, что скорее правда, а что ложь. У ребят с особенностями развития такой возможности нет. Если даже знания появляются, критически оценить полученную информацию они не могут. В-третьих, на то, чтобы научиться понимать сложные логические цепочки в сфере эмоций и самоконтроля, нужно много времени. Если мы говорим о ребятах с умственной отсталостью, с аутизмом, то самое сложное, чему обучают — как сходить в туалет. Это довольно сложная логическая цепочка: нужно зайти в туалет, закрыть за собой дверь, снять одежду, нижнее бельё, сесть на унитаз и так далее. На её усвоение требуется много времени. А если мы имеем в виду половое воспитание, то говорят: . Такого не будет, потому что это тоже сложная логическая цепочка, и необходимо подготовить ребёнка к тому, что это случится. Ему нужно намного больше времени, чем другим ребятам, чтобы это осознать и запомнить, как действовать. И последнее, чем выше нарушение интеллекта, тем меньше способность к самоконтролю. Из-за этого важно много времени посвящать тому, как с самоконтролем работать, что делать, чтобы человек сам не инициировал ничего, что может навредить другим.

— Секс — это базовая потребность?

Считается, что да. Но есть люди, у которых низкая половая конституция, значит, они редко нуждаются в сексе. Также из-за медикаментов может быть снижено половое влечение и секс может не интересовать. Это о любых людях, не только с особенностями. Всё очень субъективно, потому что есть те, у кого половое влечение настолько сильное, что эта потребность выше, чем желание коммуникации. Существует стереотип, что ребятам с разными особенностями развития не нужен секс, потому что им не до этого или у них чего-то нет. Это не так — половая конституция не зависит от особенностей развития, а в целом генетически заложена в человеке. Половое влечение в разной степени проявляется или не проявляется в разные периоды жизни.

Наша задача — работать над тем, чтобы было меньше стигм, потому что это нормально, что люди с особенностями развития, какие бы они ни были, занимаются сексом, мастурбируют.

— Как дела в сфере сексуального образования?

Отвратительно, конечно. С одной стороны, родители и специалисты уже больше смотрят в сферу сексуального образования людей с особенностями развития, и она развивается быстрее, чем сексуальное образование в обществе в целом, потому что насилие чаще встречается. И когда случаются эксцессы с публичным раздеванием, мастурбацией, домогательствами, родители понимают, что это связано с половым воспитанием, поэтому чаще стараются искать специалистов. С другой стороны, в России очень небольшое количество таких специалистов. Отчасти, потому что тема сложная: надо понимать, что в законодательстве не закреплено половое воспитание. Это не мэтчится с религиозной повесткой. Есть 9 законов и подзаконных актов, что мы не можем детей этому обучать до 16 лет. И если говорить о детях с особенностями, то нам необходимо много времени на усвоение информации. Чтобы к 16 годам что-то понять, нужно в 4 начать, а мы не можем. Поэтому консультируем родителей. Информация очень медленно распространяется, потому что не каждый родитель обратится, плюс через фонды приходят на лекции. Этого мало. Чтобы человек усвоил информацию, нужно целенаправленно работать.

Читайте также:  Дружба между мужчиной и женщиной существует. И эти знаменитые друзья это доказали

— Получается, специалисты из разных сфер должны работать сообща?

Да, было бы классно, если бы это было введено в процесс обучения. У нас есть междисциплинарность — мы на математике проходим, что яблоки бывают такого и другого цвета. В целом мы и про яблоки узнаем, и считаем их. Мы могли бы узнавать и про личные границы, рисуя и закрашивая, как в некоторых упражнениях, чтобы запомнить за какое-то количество времени места, которые нельзя трогать. А это критически важно для ребят со сниженным интеллектом, потому что у них нет самоконтроля и, когда они чувствуют сильное половое влечение, инициируют что-то подобное.

— Какие это специалисты?

Педагоги-психологи, сексологи, дефектологи в первую очередь. Они знают специфику работы с такими людьми и могут адаптировать любой материал так, чтобы ребята смогли эту информацию усвоить вне зависимости от нарушений опорно-двигательного аппарата, особенностей зрения, слуха (или их вместе), интеллекта, эмоционально-волевой сферы.

— Какие проекты занимаются сексуальным просвещением?

В «Перспективе», в ЦЛП‌ периодически бывают лекции на эту тему. У Светланы Андреевой из Псковской области есть книги о ребятах с множественными нарушениями [развития]. Приглашают периодически меня, Алёну Легостаеву, Светлану, чтобы прочитать лекцию. Но целенаправленно проектами для людей с ментальными особенностями занимаются редко. Тема не очень развита и с точки зрения финансирования: НКО часто существуют за счет грантов, а прописать в заявке эту тему сложно из-за той программы по половому воспитанию, которая сейчас существует.

— Можно секспросвет включить в «план лечения»?

У ребят есть план реабилитации и индивидуальный образовательный маршрут. По идее, в этот маршрут и надо включить. Там прописывается, сколько и каких занятий будет на каждой неделе, что будет учить ребенок в классе или индивидуально. Количество занятий с дефектологом, логопедом, психологом, ЛФК-специалистом. К сожалению, пока ничего такого нет. Раньше был предмет социально-бытовая ориентировка, где учили, как жить обычной жизнью: ездить на автобусе, ходить в магазин. В университете я сдавала работу по этому предмету на тему «Как сходить в аптеку и купить презервативы». Преподаватели с пониманием отнеслись ко мне, но настроены были по-разному.

На конференциях часто начинается какой-то кипиш, потому что кто-то считает, что половое воспитание — обучение сексу, кто-то в сильной религиозной повестке, а кто-то «за», потому что сам сталкивался со случаями инициирования насилия.

— От кого должна исходить инициатива в разговоре о сексуальности?

Если речь об анатомии, личных границах, базовом уровне, то классно, когда разговор инициирует родитель ребёнка, чтобы изначально снять стигму с темы, объяснить, что не стыдно говорить об этом, что это нормально и у всех есть. С детства постепенно рассказывать, чтобы ребёнку было спокойно, было ощущение безопасности. Потом о сексе дети сами в каком-то возрасте спрашивают. Но ребята с особенностями развития сами могут не спросить, поэтому им важно всё рассказать и показать. И надо родителю об этом говорить, потому что он в самом близком контакте с ребёнком находится. Если с ребёнком что-то происходит, он к родителю обращается. Это классно замыкает круг: я тебе об этом рассказываю, я об этой теме готов говорить, у нас с тобой доверие.

— Есть различия в периодах развития сексуальности людей с физическими и ментальными особенностями?

Зависит от особенностей. Например, из-за физических особенностей может быть запоздалое половое созревание. Но такое может быть и у людей в норме. У девочек менструации могут начаться и в 8 лет, и в 16, и это нормально. У большинства влечение в той или иной степени когда-то будет проявляться. У всех разная половая конституция — средняя, высокая, низкая. Важно определить это, чтобы знать, что делать. Если человек, например, не имеет возможности самостоятельно мастурбировать или у него парализовано тело, он сам найдет возможность сделать себе приятно. Нам важно объяснять, что всё в порядке, если он будет, допустим, тереться и так далее. Иначе он будет испытывать чувство стыда, вины. У людей с физическими особенностями сложность в выражении сексуальности как раз в том, что есть представление, что у них никогда в жизни не будет партнера из-за того, что они такие. Это влияет на формирование сексуальности. У ребят с ментальными особенностями такого нет, у них нет самокритики. Здесь вопрос скорее в возможности контроля. Когда контроля мало, для них всё становится довольно опасным. Кто-то сам инициирует, кто-то сразу на всё соглашается или незнакомым людям что-то предлагает.

В этом разница: одни понимают и чувствуют стыд, вину и замыкаются в себе, потому что считают, что у них ничего никогда не будет; другие — не понимают, а просто следуют импульсу, который в теле появляется, и реализуют его так, как могут в этот момент.

— Что насчет активного согласия у людей с особенностями развития?

Активное согласие — тоже сложная логическая цепочка. Если ты хочешь чего-то, нужно, чтобы все согласились. Если ты согласен, а другой нет — то нет. Если ты не согласен, а другой согласен — тоже нет. Это сложно. Когда я работаю с мамами ребят с особенностями развития, мы разбираем, как в семье с тем, чтобы кто-то кому-то отказывал. Потому что ребята обучаются в быту тому, как жить, коммуницировать и так далее. Если в семье отказ воспринимается как что-то связанное с напряжением, то у ребенка формируется нейронная связь, что отказ — это плохо. В случае потенциального домогательства или насилия он не сможет отказать из-за того, что он помнит, что это плохо. Отказ не должен быть связан с негативными эмоциями, обидами, скандалами, истериками. Поэтому мы работаем с окружением человека и иногда просим нарочито инициировать ситуации, в которых они друг другу будут спокойно отказывать и вводить это в быт. Например, спрашивать: , чтобы дать понять ребёнку, что отказ бывает таким, и это нормально, что люди могут не хотеть чего-то делать. У родителей куча вины и стыда на этот счет сразу возникает.

— Как родители детей с особенностями ведут себя на занятиях? Как реагируют?

По-разному, как и любые люди, в зависимости от их жизненного опыта. Бывают те, которые в теме повестки, бывают те, которые ничего не знают и задают вопросы из серии: И я понимаю, что мы должны откатиться на более базовые вещи, потому что у человека нет понимания, как устроено его собственное тело и что для него нормально, а что нет. Вообще это более уставшие люди, чем все остальные. Они очень много времени тратят на то, чтобы выстроить жизнь детей хотя бы в малой степени похожей на жизнь других. Часто не вспоминают о себе, своей жизни.

Мы здесь для того, чтобы надеть маску сначала на себя, а потом на ребёнка. Если человек выжат, как лимон, то нужно ему помочь в восстановлении ресурса, вернуть в спокойное состояние.

Эти люди многих вещей могут не знать, и на это были причины. Мы ни в коем случае не можем их винить. Окей, она не знала, что мастурбировать — это нормально, потому что у неё самой низкая половая конституция и нет полового влечения в целом, она не нуждается в том, чтобы часто заниматься сексом. В среде, где она росла, было не принято об этом говорить. Она попадает ко мне на занятие и спрашивает, когда ребёнок перестанет мастурбировать, потому что в её картине мира этого не было никогда. Мы можем только с сочувствием и пониманием относиться, помочь, чтобы и самим снять стыд с этой темы, и детям — будущим молодым взрослым — рассказать, что с ними происходит.

— Часто родители мешают реализации сексуальных потребностей. Тренировочные квартиры — выход?

Я с разными историями сталкиваюсь. Есть в работе сейчас родители, которые препятствуют. Сепарация полная невозможна, тренировочные квартиры — это временно, потом он вернётся в семью. Я за то, чтобы бережно и нежно всё-таки доносить до родителей, почему так, или через жёсткие факты доносить, почему не так. Всё субъективно: кому-то что-то подойдет, кому-то нет. Но если говорить человеку, которому препятствуют, что дома нельзя, но потом на тренировочной квартире, пока родители не видят, мы разрешим тебе помастурбировать и никому не скажем, это сломает его логику. И вообще это в целом неэтично с точки зрения психологии и гуманистической педагогики.

— Получается, в семье можно выстроить гармоничные отношения и с самим собой, и со своей сексуальностью?

Если нет доверительных отношений в семье, то мы можем, конечно, инициировать любые разговоры, но почему нам должны верить, если мы не вызываем доверие обсуждением каких-то других тем? Поэтому, если мы хотим начать общение на тему сексуальности со своими детьми вне зависимости от того, есть у них особенности развития или нет, нужно сделать отношения доверительными, следовать правилам, которые мы все устанавливаем, доказывать, что нам можно доверять, а потом уже вносить относительно интимную информацию (большинство её такой и считают, особенно в регионах, и только в крупных городах маленький процент в курсе повестки). Нужно быть очень бережными в том, как взаимодействовать.

— Какие возможности реализации сексуальных потребностей есть сейчас?

В первую очередь мастурбация — самый простой способ реализации своей сексуальной потребности. Мы говорим, что можно найти партнера, а можно и не встретить, это у всех бывает. Следуя правилу согласия, возможно, тебе захочется близости, а ему нет, или наоборот. Поэтому рассказываем о том, что мастурбация — это нормально и большая часть людей этим занимается. Бывает, что из-за культуральных и религиозных особенностей семьи ребёнку не позволяют этого делать. Тогда мы говорим о постоянном гипервозбуждении, полюциях, инициировании домогательств. Это может быть опасно и для других людей.

— Что насчёт секс-игрушек? Нужны специальные?

Мои знакомые с нарушениями опорно-двигательного аппарата приспособились к тому, что есть. Вообще бывают специальные игрушки, но их не так много. Поскольку я в первую очередь занимаюсь с ребятами с ментальными особенностями, здесь речь о том, чтобы им вообще дозволили это делать, а не о том как. Как — сами все разбираются, потому что мастурбировать несексуализированно начинают в детском возрасте, просто изучая, как устроено своё тело. Потом это становится актом снятия сексуального напряжения. Все сами исследуют свои тела, находят зоны чувствительности. Если этого не происходит, то либо у человека низкая половая конституция и он не нуждается в этом, либо он обращается к специалистам, тем же сексологам. Просто мы не можем учить людей мастурбации — это неэтично. Мы рассказываем, что можно трогать себя наедине с собой, но как ты будешь это делать — твоё дело.

— А как относишься к оказанию секс-услуг?

Отношусь вполне нормально, объективно, потому что знаю кучу супермерзких историй. Например, как мамы сами занимались сексом со своими детьми с особенностями развития, потому что говорили, что не могут больше их контролировать (имеются в виду настойчивые проявления сексуальности их детей. — ). Но сама сфера секс-услуг никак не регулируется и часто бывает связана с сексуальным рабством. Если мы посмотрим на европейские страны, например Германию, там человеку с инвалидностью врач может рекомендовать услуги суррогатного партнера. Европейский опыт я считаю ориентиром, но нам ещё очень долго к этому идти.

— Какие реальные шаги сейчас можно предпринять, чтобы произошли изменения в вопросе сексуального образования?

Правило купальника‌, личные границы, ввести междисциплинарное изучение с раннего возраста — самое простое, при этом никак не связанное с сексом или религией.

— Частое публичное обсуждение сдвинет эту тему с мёртвой точки?

Думаю, что да. Даже чёрный пиар — тоже пиар. Всё равно позволит сделать так, что тема станет менее стигматизированной.

Алине Заболотной
# # #инвалидность

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий