ПТСР: триггеры

Общая психология

Triggers сами по себе не только к PTSD solely имеют отношение. Они касаются любых психологических травм. Да, любых. Любой природы и любого типа формирования. Полученных в любом возрасте.

Суть triggers в том, что они запускают воспроизведение полученной травмы. То есть человек проживает ее заново. В иных условиях, но по тому же поводу, что и изначально. Приятного в этом мало, поэтому многие люди начинают by all means избегать столкновения со своими triggers. Итогом этого часто становятся разнообразные фобии. Включая notorious неспособность выйти из дома, потому что там – в мире – обязательно найдется что-то, что столкнет человека с его травмой. А там точно что-то такое будет, потому проще запереться дома.

У психологов есть такая присказка, ходящая за кулисами, которую мне впервые озвучила один из моих терапевтов, – “Ну, ты знаешь, да, что, если есть травма, в нее обязательно заедут?” (с). Так и есть. Травма будет trigger практически постоянно, что бы человек ни делал, чтобы этого избежать. Поэтому травмы нужно вскрывать. Или проживание травмы будет повторяться постоянно и бесконечно, сильно обессиливая и забирая огромное количество ресурсов на очередную заливку ее бетоном. Другой вопрос, что происходить это должно при участии профессионала, который знает, что он делает, и сможет подстраховать клиента, если он вдруг потеряет почву под ногами. Особенно если речь идет о серьезных травмах, имеющих тяжелые последствия для психики.

Причем, любопытно то, что избегающий столкновения со своими triggers человек все равно так или иначе на них налетает. Иногда даже создается впечатление, что у него своего рода death wish, потому что он не может не сталкиваться с тем, что причиняет ему боль. Хотя знает, что стоило бы от этого держатся подальше.

Так, for instance, жертвы домашнего насилия – недоступных отцов, say – выбирают себе в партнеры чем-то похожих на них мужчин. А потом бегают по vicious circle ретравматизации. Некоторые – всю жизнь.

А, если вдруг вырываются, то делают самую большую ошибку, которую можно сделать в данной ситуации, – винят авторов насилия, мол, это он во всем виноват. Потому что “перверзный нарцисс” (с). И не смотрят при этом на себя – на свои травмы, которые сделали повторение ситуации насилия возможным. Moreover, многие жертвы еще и намеренно провоцируют тех, кто изначально не собирается причинять им боль, на то, чтобы они это сделали. И, выбравшись из одних "плохих отношений" (с), часто влетают в другие точно такие же. Vicious circle, indeed.

Из которого есть только один выход – терапия для вскрытия и проработки имеющихся травм. Blaming others, как и обесценивание себя, though, не помогает, like it or not.

В роли trigger может выступать практически все, что угодно. Такова природа человеческой психики, что conditioned response образуется на столкновение чем угодно. Иногда достаточно одного раза, зато от души; иногда на это требуется время, зато въедается намертво. Это могут быть предметы/звуки/запахи/черты характера/внешность/ситуации/etc. И это очень глубоко/сильно/больно задевает. Так, что человек потом долго не может успокоиться.

Если особенно не повезло, он еще и начинает пытаться восстановить status quo. Обычно – за счет других. Потому что ничего не может – или, скорее, не хочет – поделать ни со своим trigger, ни со своей травмой.

Из-за этого и психологам в этом тоже не дают копаться. Хотя понятно, что с таким доверится другому человеку – терапевту в данном случае – крайне сложно. И люди очень старательно ищут тех, кто в травму не полезет. Чтобы ничего не делалось. А, если налетают на того, кто травму видит и стремится вскрыть, чтобы помочь, сразу включается мощная самозащита, затем сопротивление и под конец – простой побег из терапии. Что по сути – как у хирурга с операционного стола в разгар операции сбежать, оставляя за собой кровавые следы.

Тут еще большую свинью подкладывает заезженный совет по выбору психолога – “Выбирайте того, кто вам нравится”. Да не должен психолог нравится, он должен быть в состоянии вас вылечить. И искать надо того, кто может это сделать, а не идеального родителя. Иногда на таких натыкаются случайно, иногда таких выбирают бессознательно, но практически немедленно отталкивают. Чтобы не лез куда не надо.

Ну, и получается такая жизнь вслепую: человеку больно, его периодически ретравматизирует, увеличивая боль, но он ничего не делает, чтобы как-то себе помочь. Кроме заливания травмы бетоном, избегания triggers и еще большего избегания asking for professional help. Доходит до того, что было бы крайне забавным, если бы не было бы таким печальным: люди прячутся за своими травмами/диагнозами. Мол, судьба у нас такая – никогда не будем нормальными/счастливыми/довольными/etc. Либо они просто застревают в бесконечном доказывании себе, что “Я – сильная, я справляюсь” и с этим тоже буду всю жизнь справляться. Хотя можно просто взять и от этого освободится. Если захотеть.

Сonditioned response на то и conditioned, что его можно либо вообще устранить, либо изменить так, чтобы triggers больше не срабатывали. И при PTSD это давно и успешно лечится. Если не классической терапией, одним из его видов, так “тяжелой артиллерией”. Но лечится. Именно лечится, а не “симптомы retouch”.

Вопрос только в том – чего хочет сам человек? Оставаться несчастным и израненным существом, которого контролируют его диагноз/triggers, или-таки начать самому контролировать свою жизнь/поведение/реакции? Иметь возможность спокойно оглядываться в прошлое и ничего не боятся или всю жизнь от него прятаться? А спрятаться же невозможно – прошлое на то и прошлое, что оно уже случилось, это уже было и останется в памяти навсегда. И все равно вылезет, даже если его заблокировать. Проще – и мудрее – научиться с ним жить и оставить его там, где ему место, без bringing it into the present/future.

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий