Страх публичных выступлений

Общая психология

Социофобия? А, может быть, вам просто нечего сказать?

(Фрагмент из книги «Не надо пофигизма. Универсальные правила»)

Не так давно я ознакомился с одним заме­чательным исследованием: американцам задавали во­­п­рос — чего они боятся больше всего?

40 процентов респондентов ответили — публичных выступлений. Причем, этот страх занял первую строчку в общем спи­ске любимых ужасов. А вот страх смерти на­зва­­­ли самым страшным толь­ко 20 процен­тов респондентов. То есть, в два раза меньше!

Не думаю, что американцы в этом отношении оригинальны. Вероятно, в России ситуация со страхом публичных выступлений и похуже. Ведь американцев, по крайней мере, с детства учат, как ораторствовать, а нас другая традиции – говорить должен «старший».

Причём, это касается и школы, и институтов, и работы. Когда в наших институтах просто «скачивают» ре­фераты из интернета, в западном образовании приняты публичные выступления с докладами.

И это неплохо: когда тебе приходится выступать публично – нужно включать голову, и это не тоже самое, что бездумно переписывать чужие мысли. Когда ты находишься «под прицелом» окружающих, ты вынужден думать о том, как сделать свою работу лучше, чтобы не выглядеть глупо.

Публичное выступление делает тебя значительно более ответственным в отношении знания, которое ты осваиваешь. И зачастую главная проблема страха публичных выступлений вызвана именно тем, что человеку, на самом де­ле, просто нечего сказать. Ему , что ему есть что сказать. Но «кажется» и «есть» — это все-таки разные ве­щи. Вот поэтому и тревожно.

Как бы там ни было, если мы заглянем в современную ме­ждународную классификацию болезней все невротические страхи (фобии) разделены на три боль­шие группы — агорафобия, социофобия и отдельные фобии, типа пауков и заразиться ВИЧ.

В первую группу входит тьма различных фобий – и выходить из дома, и в толпе оказаться, и ездить на метро, машинах, самолётах, и оставаться одному и т.д. А во вторую — только страхи, связанные с публичностью, что, как мне кажется говорит само за себя.

Что такое этот «социальный страх», или «социофобия»? Это страх человека оказаться в центре внимания — когда на тебя смотрят, когда тебя слушают, когда те­бя оценивают.

Социофоб панически боится, что его сочтут некрасивым, неумным, несостоятельным, что он не справится, опозорится, переживет «провал», что о нем будут злословить, составят превратное мнение, станут презирать и так далее.

Он нервно, болезненно следит за тем, как и что он говорит, как выглядит. Ему кажется, что он говорит несусветные глупо­сти, что он постоянно сбивается, причем ведет себя не­уверенно, краснеет, блед­неет, потеет и так далее. Причем, он абсолютно уверен, что всем это заметно, что все это принимают к сведению, анализируют и де­ла­ют выводы.

Во время приступа, у человека, страдающего социофобией, может возникать чувство тошноты, головокружение, слабость в ногах — типичные симптомы панической реакции.

Разумеется, тут все преувеличено — и зна­чимость события, и возможные «ка­та­стро­фические» последствия «провала», и вни­мание ок­ру­жающих, и реальные недостатки по форме и по содер­жанию. У стра­ха, как известно, глаза велики. Иногда они велики до ужаса.

Но, в любом случае, это всегда страх внешней оценки, который заставляет человека всячески избегать си­туаций, когда он оказывается предметом общественного интереса. И в этом страхе, как нетрудно догадаться: тотальная, хроническая неуверенность человека в своей состоятельности. Именно это и нужно для себя по­нять.

Обычно же люди, страдающие социофобией, оши­бочно полагают (осознанно или неосознанно), что проблема в реакциях окружающих. А дело не в этом…

Конечно, мы не можем контролировать поведение и реакции других людей. Мы ведь даже можем прекрасно выступить, безукоризненно выглядеть, а оценки ок­ружающих все равно будут, мягко говоря, нелицеприятными. Они — люди.

Мы не мо­жем рассчитывать на радушный прием, даже если все делаем правильно, даже идеально. А коли так, то по­­че­му мы в принципе должны зависеть от реакций других людей? Нелогично.

И в том ли дело, что реакции окружающих потенциально ужасны? Может быть, проблема человека, стра­дающего социофобией, все-таки в том, что у него нет «позиции», и более того — он не очень хорошо представляет се­бе, что это вообще такое — иметь свою по­зицию.

Наличие позиции и готовность ее высказывать — вот что имеет значение. А как оценят? Ты думаешь об этом только тогда, когда ты не особенно болеешь за де­ло. Ну, а если не болеешь, то какой смысл вообще выступать и на какую оценку можно рассчитывать? Что все будут в восторге? Сомнительный план.

То есть, в первую очередь важно, чтобы то, что становится содержанием вашего выступления, было частью вас самих. Как рука или но­га. За свою руку я готов отвечать. И если кто-то на нее посягнет, я, пожалуй, стану ее защищать. А вот ес­ли кто-­то раскритикует что-то, что мне и самому не очень-то важно, то я лишь покачаю головой.

Если оратор не считает тему выступления своей, не воспри­нимает ее как что-то по-настоящему значимое — лучше не высказываться. Но если человек пережил этот вопрос, если вопрос имеет для него принципиальное значение, он выступит прекрас­но, несмотря на весь свой страх и отсутствие навыков ораторского мастерства.

Это не вопрос формы, это по сути во­прос — о смысле. Понимаем ли мы, что мы делаем, зачем мы это делаем, ради чего? Потому что, если не понимаем, то и не надо делать. А если понимаем и хотим, тогда страхи все легко ретируются.

(Фрагмент из книги «Не надо пофигизма. Универсальные правила»)

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий