Виктория и Дэвид. 32 серия/3.

Психология

И тут во мне проснулось что-то темное. Она должна была быть моей. В нем было все, что мне было нужно.

Начало истории здесь!

Виктория накрутила на палец прядь своих и без того вьющихся волос. 

Я надоел тебе? Тебе пора?

— Где? — спросил он с грустной улыбкой. «Ты моя работа». Даже сегодня мне за это никто не платит.

«Тогда я продолжаю.

«Почему вы думали, что над вами будут издеваться, эти ребята? Ты больше не был толстым или изгоем, не так ли?

— Я не знаю. У того парня была власть надо мной, понимаешь? Он создал меня. И он мог уничтожить. Кроме того, теперь у нас было кое-что общее: эта девушка. И я не был уверен, хочу ли я, чтобы у нас было что-то общее.

— Он пуст. — сказал он сдержанно, но глаза его снова наполнились сочувствием и пониманием — Продолжайте, пожалуйста.

-Мы стали друзьями. С Левенте еще один парень, Ричард, и с ним. Мы тусовались с девочками, тусовались после школы. Прошедшие годы. Мы вместе, я за компанию, они по желанию поступили в инженерный институт. Вместе мы ходили в качалку, а заодно увлеклись экстремальными гонками на выживание. Его подчинения.

Всегда чего-то не хватало. Нужен был выброс адреналина, избавление от постоянно душившей его агрессии. 

Я не был таким агрессивным. Достаточно было простой тренировки в тренажерном зале, чтобы поддерживать себя в форме. Я любил девушек, и понемногу они стали отвечать мне взаимностью. Мальчики вселили в меня уверенность, и я стал очень популярен среди женщин. 

Я имею в виду, девушки, которые мне нравились, были довольно спокойными. Взяли крайний мини, так будет понятнее. Висит со мной в барах. Я выполнял все его прихоти и был просто груб. И они становились все более требовательными и, наконец, ушли от меня. Все они как один провинились в чрезмерном макияже и удлинении волос, ногтей и ресниц. 

Однажды я понял, что они с Ричардом избегали моих подруг и вообще таких девушек. Я задал вопрос и мне ответили. То есть то, что не рекомендуется. И они замолчали. 

Поэтому я не обратил особого внимания на его слова. Но потом, на выпускном вечере, я увидел ее. 

Клаудия О Диа. Она была прекрасна. Свежая, ухоженная, она так хорошо пахла, ее волосы так ярко блестели на солнце! Они были такими толстыми. — он сделал паузу и вдруг посмотрел на Викторию — Как дела. 

Читайте также:  |Как сделать отношения лучше?|

Это последнее было сказано с заметным недоумением. Он продолжил. 

— Она не доводила свой организм до изнеможения диетами, как это делали мои подруги, стремящиеся к модельной фигуре. Она была одна. Фигура у него была крепкая, спортивная. Вещи сидели на нем, как бы сказать, аппетитно.

Ее кожа была такой же белой, как у той украинки из школы. Лишь слегка покрытый веснушками, очень красивый, и только близко к глазам. 

Широкая очаровательная улыбка не сходила с ее лица, обнажая белые, пусть и не идеально ровные, зубы. 

Собрав больше воздуха в груди, я придвинулся ближе к ней. 

И тут она заметила Ричарда, идущего к ней с другой стороны. Он добрался до нее первым. 

Обнимается и кружится в его объятиях. 

И тут во мне проснулось что-то темное. Она должна была быть моей. В нем было все, что мне было нужно. 

Всегда, с детского сада, я познавал мир через любовь к женщине. 

В детстве я умоляла отца купить букет белых роз для девочки из моей группы. 

Тогда я провалился на первом этапе. Никто не покупал мне розы. В качестве бунта я сбежал из детского сада. Я хотела купить розы, но по дороге нашла только лоток с сахарной ватой. Из жалости я его съел, и с этой сладкой ватой меня нашли. 

Я так и не получил любви этой девушки. Но ему нужно было завоевать любовь Дайи. 

На карту поставлено больше, чем сердце женщины. Подсознательно он хотел отомстить. Ричард, Левента и, конечно же, он. Я хотел быть на голову выше. Потому что все эти годы я чувствовал себя на полторы-две головы ниже. 

Я всегда был тем, с кем было комфортно. Я подстроился под ваши пожелания и интересы. Без них я чувствовал себя слабым. И я зависела от них. Я почувствовал это и начал молча ненавидеть их и себя. 

Себе, потому что они не причинили мне никакого вреда. Меня не заставляли поступать в тот же университет. Всегда будь с ними. Помогайте им, даже не спрашивая. Но они приняли меня как должное. 

Ему нужно было доказать, что он чего-то стоит и без них. Именно в таком состоянии я встретил Диа. 

И тогда я решил бунтовать. Я начал приближаться к ней по кругу. Она стала моей мечтой, целью и средством. 

Читайте также:  Трудности психолога в работе с антисоциальным расстройством

Пришлось с его помощью самой себе доказывать, что я чего-то стою. Я знаю, что ты скажешь. — Услышав последнюю фразу, обреченную на нее, обрадовалась Виктория. В какой-то момент она начала подозревать, что весь монолог от начала до конца Дэвид мог выговорить плюшевый мишка, который лежал рядом с кроватью. 

— Я знаю. Дэвид продолжил. — Что я самоутверждаюсь за счет женской любви. Я думаю, что это другое. Я хочу верить, что это другое. В любом случае, ее любовь была ему нужна как воздух. В тот момент у меня просто не было другого выбора». Он сжал кулаки. Виктория почувствовала его ярость на своей коже. Это была чистая ярость, непонятно для кого, но, скорее всего, это было очевидно для Виктории, для нее самой.

«Я попросила Ричарда представить нас. Знакомство стало поводом для добавления ее в друзья на Facebook. А там украдкой оцените несколько фотографий — все в рамках приличия, она и мою оценила.

Он оправдывался. Виктория знала, что это плохой знак. И это также рассказывает историю в таких деталях. Но вскоре он понял, что в его словах было больше горькой иронии, чем самооправдания.

«Для приличия я никогда не говорил ей ничего прямо. Все мягкое, как кошка. Я намеренно небрежно общалась с ней в присутствии Ричарда. Я много общался с ней. Если бы у Ричарда не было никаких сомнений, если бы у него был романтический интерес к ней, он бы это скрыл. Я бы не стал так откровенно показывать. В компании я рассмешил всех, но особенно ее. Он всегда смотрел на нее после хорошей шутки. Ричард был так уверен в себе, что даже не попросил меня быть менее заметной, когда мы гуляли вместе. Он совсем не умел шутить, был прямым и простым. Будь я на его месте, я, а в глубине души я ожидал этого, попросил бы меня остановиться. Я бы умер, если бы моя девушка так смеялась над чужими шутками при мне. 

Но Ричард был уверен в себе, повторяю. Ему было все равно, кого там развлекает Дайя, потому что после наших встреч она все равно ходила с ним. Она познакомилась с его семьей, они еженедельно гуляли вместе. Она восхищалась им и принадлежала ему. Он вовлек ее в свою спортивную жизнь; Оказалось, что она всегда хотела пойти в спортзал, но не знала, с чего начать. А потом он увлек ее вегетарианством. 

Читайте также:  ❤МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ ЖЕНСТВЕННОСТИ?

Она была ЕГО девушкой. Думаю, кто-то рассмешил ее. 

Поэтому я включил тяжелую артиллерию. Я предложил помочь Ричарду с ремонтом. Диа постоянно навещала их дом, и все это вело к тому, что вскоре они сблизятся. 

Я использовал любую возможность, чтобы побыть с ней наедине. Я стал потихоньку ухаживать за ней. 

В то же время Ричард, привыкший к вниманию девушек, упускал возможность наладить их отношения. Он не стал к ней внимательнее после того, как я стала расспрашивать ее о самочувствии после перехода на новую диету, и она начала жаловаться, что иногда отчаянно клянчит мясо, а иногда ее мучает слабость.

Я в шутку выразил сочувствие тому, что Рихард приспособил его для работы «на своей бригаде» по ремонту. У нее, нежного создания, были свои обязанности в своем проекте. Она действительно много сделала. Виктория еще раз поймала Дэвида на попытке оправдаться, но он тут же показал, что сам это заметил, взглянув на нее и испустив безмолвный вздох. 

— Она как раз была там, когда однажды на лестнице, подвешенной к потолку, у нее закружилась голова. Я, а не Ричард, пошел за картиной, чего оказалось недостаточно.

Я держал ее на руках. И тут наши взгляды встретились. 

Они молчали. 

С тех пор вы пытались поговорить с Ричардом? — осторожно спросила Виктория.

Дэвид провел пальцами по волосам, затем закрыл лицо руками. 

Как я ненавижу чувство вины! Знаете, что смешно? Многим девушкам я писала до тебя и одновременно с тобой на сайте. И я всегда жаловался на друга. Это был мой пикап жалость Сострадание. Он нуждался в ласке женщины. 

Я им сказал: я не виноват. Но я готов извиниться. Он не хочет. Он был моим самым близким другом. 

Он постоянно повторял: не думай, я не виноват. 

А когда меня спросили, что происходит, я мягко сменил тему разговора, дав понять, что мне слишком сложно об этом говорить. Вот что это было. 

Потом просто давали советы, проявляли участие, утешали. Я благодарил их, говорил им самые искренние комплименты. Я пел оды его доброте. Мы не в счет? Что, если я исчезну?

Виктория молчала. Давид тоже молчал. 

Финал истории уже здесь!

Начало истории здесь!

Подписывайтесь, чтобы следить за развитием истории!

Оставляйте комментарии.

Большое спасибо за Вашу помощь!

#отношения #семейные отношения #психология отношений #психология #психология жизни #истории #жизненные истории #истории #жизненные истории

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий