Выбор психолога: взгляд изнутри

Общая психология

Guides о том, как психолога себе выбрать, написано много. По-моему, только ленивый не отметился. И the leading idea всегда – “надо найти “своего” специалиста” (с). Но она даже близко не отражает то, как на самом деле клиенты себе терапевта выбирают. Потому что намекает на то, что надо найти того, с кем комфортно будет работать. На практике, клиенты ищут что угодно, только не это.

Так, мы с моей клиенткой, у которой PTSD, на днях опять обсуждали мой вопрос о том, почему она именно ко мне пришла. Я ей его часто задаю, потому что она все никак не может откопать правильный ответ на него. Ну, когда-нибудь откопает, девочка умная. И она мне уже не в первый раз говорит – “Я думала, что вы меня пошлете.” (с).

Ну, да, из всех имеющихся психологов надо было выбрать именно самого недоступного. Причем, не такого, у которого просто все на месяцы вперед забито и очередь из желающих стоит. Очередь же и закончится может в один прекрасный момент. А такого, у кого сумасшедший процент отказов от потенциальных клиентов. То есть есть некая довольно солидная гарантия на терапию не попасть в итоге. Что и требовалось: я бы отказался и она не стала бы пытаться дальше. Сказала бы себе, что ее запрос – глупый, не стоит внимания и продолжила бы жить так, как живет, уже не стремясь получить какую-то помощь. А я взял и согласился. Mysterious are my ways, ага. И тем самым ей шаблон сломал.

С той поры я там много что еще сломал, включая ее убежденность, что, если ее семья ее не хочет услышать и ей помочь, то все люди – такие. Что неправда.

Другая моя клиентка пришла и чуть ли не с порога выдала – “У вас такая офигенная integrity, я тоже так хочу. Научите.” А Самость, если пользоваться терминологией психоаналитиков, – это один из самых сложных запросов в терапии вообще. Его на терапию приносят крайне редко, потому что очень глобальная, объемная и долгосрочная работа. Причем, 90% ее ложится на плечи самого клиента, то есть там должны быть железобетонные dedication и determination. Желание долго и упорно в себе копаться, а не просто check-check-check. Но чем такие запросы хороши, там результат идет с первого захода. И результат постоянный. Такова специфика – это как собирать puzzle, добавляешь еще элемент и big picture становится более цельной и объемной. Это не работа с жертвами насилия, где долго-долго результата вообще нет и зачастую он появляется уже после прекращения терапии, через какое-то время.

Trouble is, нельзя пускаться в подобное journey по личности клиента, если у самого все в руинах лежит. Можно дохрена своих introjections в него наставить. А мне нравится: это как Disneyland – каждый раз новый аттракцион и нужно решать новую задачку. И никогда не знаешь – какая там будет. Ее решаешь и клиент сразу как лампочка вспыхивает, чуть ярче, чем в прошлый раз. В конце маршрута очень красивая картина получается. Ну, личностная integrity вообще офигенно красива.

Но при этом этой клиентке со мной довольно сложно общаться. Она не знает, с какой стороны ко мне подступиться. Вот уж точно не “свой” психолог.

Еще одна клиентка – у нее очень сильно развита эмпатия, до такой степени, что она “mirror” эмоции/чувства, которые испытывает ее собеседник – свой выбор объяснила так – “От вас вообще не идет никакого сигнала. И это здорово.” Это тот – и весьма не редкий в моей карьере – случай, когда мои патологии личности оказываются шикарным подспорьем в работе. Есть очень много моментов, прежде всего в общении с теми же жертвами насилия, когда нестандартные реакции с моей стороны позволяют им остановиться и передохнуть от того ада, прежде всего внутреннего/эмоционального, провоцируемого извне, хотя бы на время нашего разговора.

И при этом мы с ней – полярности. То есть “своим” психологом для нее меня тоже сложно назвать. Но определенные задачи я в ее случае решаю лучше, чем решили бы другие, именно потому, что я – такой, какой есть.

Тот вариант, когда нужно очень хорошо уметь пользоваться собой. Психологи и так собой работают, но именно своими особенностями работают далеко не все. В каком-то смысле это даже порицается тем же психотерапевтическим сообществом, потому что сразу начинаются дебаты – а может ли человек с психиатрическим диагнозом работать в такой области? Хотя в истории есть масса примеров, начиная с той же Sabina Spielrein, которая из пациентки Carl Jung превратилась в весьма известного психоаналитика и одного из первых исследователей той же schizophrenia. А ведь сама же была изначально batshit crazy по мнению некоторых. Ну, жизнь вообще очень неоднозначна и многогранна.

Были люди, которые приходили и говорили, – “Я знаю, что у вас есть личный опыт с тем-то”. И это было их главной причиной для обращения ко мне. Ну, потому что ни один учебник не научит некоторым вещам так, как учит проживание чего-то на собственной шкуре. Такие запросы совсем не о комфорте в моей компании. Они – о “Мне не надо тебе объяснять – what it’s like, ты и так это знаешь”, а это чертовски важно, потому что очень многое объяснить невозможно. А без понимания никакой терапии не получится.

Были те, кто в лоб заявляли – “Да, мы в курсе, что вы – очень жесткий и безжалостный человек, но нам нужно, чтобы нас уже разделали как индейку, потому что по-другому до сути добраться не получается.” Комфорт в таком только мазохисты найти могут. Но иногда – да, только силовыми методами, да, только тот, кому будет похуй на чувства клиента. Травмы у всех разные. У некоторых там блоки почище саркофага Чернобыльской АЭС, там только взрывать к чертовой матери и это будет адски больно. Не все терапевты с эмпатией на такое способны. Поэтому и выбирают не их.

Были и такие, кто вообще не по адресу приходил. С огромной такой кучей проекций. А потом удивлялись – почему получают прямо противоположное тому, что себе там в стиле воображаемых отношений на мой счет в своей голове выстроили. Тоже искали “своего”. А в итоге – как говорит мой знакомый – “натянули сову на глобус” (с). Смешно, но что есть, то есть.

Были и такие, кто не учитывал собственные особенности. Все-таки, если человек – нежный и слабонервный или зацикленный на чувствах/эмоциях, то ему категорически нельзя к terminator, вроде меня. Даже если “зацепили статьи” (с). Не выдержат они моей манеры работы. Но бывают же упертые, настаивают, несмотря на многократные отказы. Хотя с ними все понятно: под “своим” психологом они понимают – “нарваться на жесткую ретравматизацию”. И это тоже – своего рода запрос. Который тоже мало отношения имеет к комфорту клиента.

Запросы на терапию на самом деле разные. Нет какого-то общего знаменателя. Поэтому все эти guides по-хорошему абсолютно бесполезны. Искать надо все-таки решение определенной задачи, а не определенного человека. От этого банально толку больше будет. Да и задачи – as opposed to therapists – не подвергаются отутюживанию. Тому самому, которому психологов учат в университетах и из-за которого они очень часто все на одно лицо. Клиент может солгать/приукрасить/запутаться в своих потребностях/что там еще, но вот утюжить свои запросы так, чтобы target audience понравилось и она ему за это платила, он точно не будет. Ну, потому что в терапии у него роль другая. И на это надо ориентироваться, а не на guides и рекламу/маркетинг в исполнении психологов.

Источник

Оцените статью
Психология
Добавить комментарий